Ru
En
Наше мнение

Только по сути

06 ноября 2020

Суд в Британии признал беглого банкира Мотылева банкротом

Мотылева фактически отсутствует значимое имущество, но признание его банкротом в Великобритании позволит «начать процедуры поиска и взыскания активов Мотылева в различных юрисдикциях», добавили в АСВ.

В интересах дальнейших разбирательств подробности об активах, результатах обысков и будущие шаги в рамках проводимых работ по возврату имущества в конкурсную массу должника пока не раскрываются, добавили в АСВ.

В России Мотылев был признан банкротом в 2018 году. В сентябре 2020 года Арбитражный суд Москвы обязал финансового управляющего начать розыск активов банкира. С такой просьбой в суд обратился «Российский кредит», который также проходит процедуру банкротства (конкурсным управляющим выступает АСВ). Банк при этом попросил инициировать розыск активов Мотылева в 33 юрисдикциях, среди них — как популярные у российского бизнеса Великобритания и Кипр, так и, например, Португалия и Венгрия.

«Мы доказали английскому судье, что российская процедура правомочна. С признанием Мотылева банкротом в Англии временные управляющие — представители Grant Thornton — станут обычными управляющими, что позволит нам в рамках процедур разыскивать активы Мотылева по всему миру», — сказала РБК Шоч. Реестр кредиторов в Англии сформирован из российского реестра, иностранных кредиторов у Мотылева почти нет, уточнила она.

Сумма требований кредиторов к Мотылеву составляет 40 млрд руб.: экс-банкир должен 35 млрд руб. «Российскому кредиту» и еще 5 млрд руб. другим кредиторам. При этом требования кредиторов к самому «Роскредиту» составляют 124 млрд руб. Удовлетворены они лишь на 8%.

Чем известен Мотылев

Мотылев был владельцем банка «Глобэкс», который активно финансировал проекты своего владельца в недвижимости. В разное время через аффилированные структуры экс-банкиру принадлежали «Новинский пассаж», второй часовой завод «Слава», 2 тыс. га земли в Подмосковье, подмосковный поселок Family Club, торгово-развлекательный центр в Новосибирске. В сентябре 2008 года на фоне финансового кризиса, который в том числе обвалил цены на недвижимость, «Глобэкс» столкнулся с массовым оттоком средств клиентов и в результате был отправлен на санацию. Оздоровлением банка занялся Внешэкономбанк (98,94%), купивший «Глобэкс» за символические 5 тыс. руб. Только на первоначальном этапе ВЭБ получил от Центробанка депозит на $2,5 млрд для расчистки баланса банка. Санация закончилась только в 2019 году.

Впоследствии Мотылев вернулся в банковский бизнес, став владельцем банков «Российский кредит», М Банка, АМБ Банка, «Тульского промышленника» и семи негосударственных пенсионных фондов (НПФ). Все эти финансовые организации Центробанк лишил лицензии в 2015 году, тогда же Мотылев покинул Россию. В 2016 году «Коммерсантъ» сообщал, что Мотылев стал фигурантом дела о мошенничестве на 1,25 млрд руб.

Активы Мотылева в Лондоне уже заморожены, соответствующее решение Высокий суд принял в сентябре 2020 года, сообщало АСВ. Тогда же по решению суда были проведены обыски дома у Мотылева. Суд также запросил его паспорт. В октябре «Коммерсантъ» сообщил, что против Мотылева было возбуждено дело о банкротстве, а обыски проходили также в офисе компании Megatrend Capital Partners LTD. Как следует из данных британского реестра, Мотылев был директором Megatrend в 2015–2017 годах, сейчас компания ликвидируется.

Разбирательство в Англии финансирует Harbour Litigation Funding Limited, один из крупнейших судебных инвесторов в Англии. Такие компании инвестируют в судебный процесс и получают долю от взысканного имущества в случае его удачного завершения.

Мотылев участвует в процессе в Высоком суде Лондона лично вместе с адвокатом, рассказала РБК Шоч. Она отказалась раскрывать дополнительную информацию о предполагаемых активах Мотылева. «Пока что в публичном доступе находится лишь о информация о том, что компания Megatrend аффилирована с Мотылевым, из-за наложенных английским судом ограничений мы можем раскрыть лишь это», — сказала юрист.

«Банкротство, особенно трансграничное и с вовлечением английской судебной системы, — весьма недешевый процесс и не так много банкротов, которые его «заслуживают», — говорит партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. По его словам, в России «хорошее банкротство» длится три—пять лет, но может затянуться и до 10–12 лет. В Великобритании этот процесс может занять еще больше времени, добавляет Клеточкин.

«Учитывая ресурсы, которые кредиторы задействовали для инициирования процедуры банкротства в Лондоне, и привлечение крупного игрока на рынке судебных инвесторов, кредиторам есть за что бороться и они будут стремиться реализовать активы как можно скорее», — считает адвокат Forward Legal Людмила Лукьянова.


← Назад