Ru
En
Наше мнение

Только по сути

19 мая 2020

Антирейтинг споров российского бизнеса 2019

1. Корпоративные споры: мы больше не друзья

Акционеры подают друг на друга в суд, оспаривают решения и сделки, взыскивают убытки с директора. Это неполный перечень корпоративных споров.

Причина всему — разногласия по поводу настоящего и будущего компании. Когда партнеры начинают бизнес, они готовы идти на уступки, находить взаимопонимание, договариваться. Ошибка в том, что они думают: так будет всегда, поэтому, как правило, бывают не готовы к разногласиям, избежать которые порой невозможно.

Например, конфликт, возникший в мае прошлого года в «Гидрогазе» — компании с ежегодным оборотом почти в 1 млрд руб.: акционеры не смогли договориться о распределении полномочий. Для разрешения спора они пошли в суд (в итоге дело прекратили, так как истец отказался от иска).

После того как конфликт уже возник, договориться всегда сложнее, чем «на входе». Поэтому рекомендация: устанавливайте правила сразу, заключайте корпоративные договоры, в которых детально описывайте способы разрешения спорных ситуаций. К сожалению, пока бизнес в России слишком часто остается на уровне понятийных соглашений — устных и письменных договоренностей, которые не имеют юридической силы.

2. Дела о банкротстве: сам себе режиссер

В делах о банкротстве должники, как правило, стремятся контролировать процедуру. Для этого они сами или через де-факто аффилированного кредитора обращаются в суд с заявлением о банкротстве, назначают «своего» управляющего, чтобы тот не делал ничего лишнего; создают фиктивные долги перед «своими» кредиторами, которые размывают долю независимых кредиторов и голосуют за «нужные» решения. Независимые кредиторы пытаются с этим бороться и перехватывать контроль: раскрывают связь кредиторов с должником, оспаривают сделки, меняют управляющих.

Например, в деле о банкротстве АО «Фронтэк» в реестр пытался включиться кредитор, аффилированный с должником, на сумму более 800 млн руб. Независимым кредиторам удалось доказать его фактическую связь с должником и фиктивность долговых отношений. Суд отказал фиктивному кредитору — в реестр его не внесли.

Реальным кредиторам все чаще удается успешно противостоять контролируемым банкротствам. В результате они получают больше голосов на собраниях и могут увеличить суммы возмещения своих потерь из конкурсной массы по итогам банкротства. Если вы столкнулись с такой проблемой, то наш совет: активно участвуйте в процедуре, ищите связи между другими кредиторами и должником, оспаривайте их сделки.

3. Субсидиарная ответственность по долгам: личный расчет

В последнее время особой популярностью в банкротных делах пользуются споры по привлечению лиц, контролировавших банкрота, к субсидиарной ответственности по его долгам. Иначе говоря, если имущества банкрота не хватает для расчетов с кредиторами и бывшие собственники или менеджеры виновны в банкротстве компании, то они платят по ее долгам из своего кармана. Неразбериха в документации и бухгалтерии, подозрительные сделки, вывод средств, прямое воровство — если все это всплывает во время процедуры банкротства, то появляются вопросы к руководству и владельцам компании-должника.

Если еще пару лет назад спросить можно было только с номинальных руководителей (неважно — директора или акционера), то теперь все чаще привлекают к ответу фактических собственников бизнеса — тех, кто реально руководил компанией-должником. Если суд установит, что из-за их действий компания стала банкротом, то руководству и бенефициарам придется отвечать своим кошельком.

Суммы порой достигают астрономических размеров. Например, одно из самых громких в 2019 году — дело ЗАО «БТК». Долги перед кредиторами составляли 41,5 млрд руб., и именно эту сумму суд взыскал с бенефициара и директора.

Привлечение к субсидиарной ответственности — хорошая возможность для кредиторов получить свои деньги после того, как все остальное не сработало. Чтобы увеличить шансы на возврат денег, важно установить, кто фактический бенефициар и чем подтверждаются обстоятельства его реального руководства.

4. Налоговые споры: мытарь, ты не прав

У налоговиков всегда было немало обоснованных претензий к бизнесу по поводу контрагентов-однодневок, завышения расходов, необоснованного возмещения НДС и так далее.

Но в 2019 году характер некоторых претензий изменился. Это связано с новыми положениями закона. Речь идет о ст. 54.1 НК РФ. С введением этой статьи начала формироваться новая практика. Раньше, когда налоговая служба устанавливала необоснованные расходы, она пересчитывала налоги без их учета, при этом все остальные (обоснованные) — учитывала. И это был, по нашему мнению, справедливый подход. Сейчас налоговая считает, что новая статья изменила этот порядок. Когда она обнаруживает необоснованные расходы, то пересчитывает налог и «забывает» про все расходы, в том числе обоснованные.

В результате получается, что компания должна заплатить налог не с прибыли, как это должно быть, а с оборота. Это противоречит смыслу налогообложения, поэтому компании обжалуют в судах решения налоговой службы о таких дополнительных начислениях.

Пока бизнес в этой борьбе проигрывает — суды в большинстве случаев встают на сторону налоговиков. Один из наиболее известных споров 2019 года — дело «Кузбассконсервмолоко». Налоговая не признала расходы компании по ряду сделок и, как результат, отказала в учете вообще всех расходов и вычетов, связанных с этими сделками, и начислила налог на прибыль на всю сумму выручки. Спор еще не прошел все инстанции, но пока суды занимают сторону налоговиков. Для бизнеса это тревожный знак. Бизнес-сообщество рассчитывает, что в 2020 году Верховный суд скажет свое слово в пользу налогоплательщиков, и проблема перестанет быть такой острой.

5. Самовольные постройки: дом, которого нет

Споры вокруг самовольных построек растут в последнее время как грибы после дождя. В погоне за большей и скорейшей прибылью застройщики порой не соблюдают всех необходимых строительных и земельных требований. Так появляются самовольные постройки, и их судьба оказывается под угрозой. С проблемами в итоге сталкиваются не только нарушители, но и покупатели объекта.

Так получилось с комплексом Loft River в Москве: он был возведен в природоохранной зоне, на которой запрещено строительство. Ничего не подозревающие покупатели апартаментов в итоге стали соответчиками в деле о сносе по иску прокуратуры. В конце 2019 года суд обязал снести комплекс.

Чтобы не попасть в такую ситуацию, покупателям лучше проконсультироваться с юристами перед покупкой. Если же застройщик или его клиенты уже попали в такую ситуацию, то возможный путь для спасения актива такой: обратиться в суд для легализации самовольной постройки. Этот вариант сработает в том случае, если все необходимые нормы при возведении были соблюдены, хоть и не были получены нужные разрешения, постройка не создает опасности и т.п.

← Назад