Ru
En
Наше мнение

Только по сути

01 июня 2020

Зачем компании привлекают сторонних юристов и какие риски это может представлять для бизнеса?

Суд продлил арест заместителя генерального директора «Аэрофлота» Владимира Александрова, он будет находиться под стражей как минимум до 30 августа. Продлен арест и другим фигурантам дела: бывшему руководителю юридического департамента «Аэрофлота» Татьяне Давыдовой и сторонним юристам — адвокату подмосковной коллегии «Ваш адвокатский партнер» (ранее «Консорс») Александру Сливко и адвокату коллегии Дине Кибец. Юристов обвиняют в хищении 250 млн рублей у «Аэрофлота» путем мошенничества.

Дело юристов «Аэрофлота» прогремело осенью 2019 года. В начале октября арестовали не только топ-менеджера и главу юридического департамента авиакомпании, но и сторонних юристов. Их обвинили в сговоре и хищении денег «Аэрофлота». Сама авиакомпания при этом претензий не предъявляла и даже выступала в защиту топ-менеджера.

Уголовное дело СКР возбудил на основании единственного рапорта оперативника управления «Т» (транспорт) ФСБ России. В апреле в деле появился потерпевший — столичное управление Росимущества.

Основа обвинения — якобы завышенная стоимость юридических услуг. Почасовая оплата услуг по договоренности сторон варьировалась в пределах от 350 до 400 евро, то есть в среднем 26 тысяч рублей в час. Следствие утверждает, что она не должна была превышать 3,6 тысячи рублей в час. Сумма похищенного, по подсчетам СКР, составила не менее 250 млн рублей.

Однако экспертиза, на основе которой сделан вывод, не учитывает специфику дел, которыми занимались юристы, а именно банкротных дел «Трансаэро», говорит адвокат Дины Кибец Сергей Смирнов.

«В экспертизе непонятна внутренняя логика, непонятен выбор образцов для сравнительного исследования цен одних юридических фирм, при этом не было выбрано других. То есть непонятно абсолютно ничего. При этом вывод, к которому эксперт пришел и заверил своей подписью, устраивает следствие. Цифра, которая указана в этой экспертизе — 3600 рублей за час работы, ничего общего не имеет с действительностью».

Обвинение настаивает на том, что топ-менеджер ввел компанию в заблуждение, навязав контракт с юристами, при том что есть свой юридический отдел, который бы и сам справился.

У любой корпорации есть типология судебных споров. Как правило, инхаус-юристы, то есть внутренний департамент, занимаются типичными спорами — с поставщиками, с подрядчиками и потребителями. Но бывают и атипичные разбирательства: сложные корпоративные споры, антимонопольные дела или споры с какими-то отягчающими обстоятельствами. И в этих случаях нанимают сторонних юристов.

Цены на такие услуги могут отличаться в зависимости от имени адвоката или фирмы в десятки раз. Посмотреть в интернете эти цены невозможно — их называют по запросу, и они сильно варьируются в зависимости от нюансов дел, говорит старший партнер адвокатского бюро Forward Legal Алексей Карпeнко.

«Ужас этой ситуации заключается в том, что независимо от того, было там хищение или нет, сама материя такова, что ее можно повернуть в любую сторону. Можно посадить, а можно оправдать. У нас же все-таки по конституции и Уголовно-процессуальному кодексу для того, чтобы человека осудить, нужно иметь доказательства. Это могло быть хищение, вопрос, можно ли его доказать. Любой внешний консультант и юрист, безусловно, может пасть заложником внутрикорпоративных разборок. Это вопрос огромного усмотрения и манипуляций».

Расходы на юристов и консультантов часто вызывают вопросы у акционеров и собственников корпораций — не только государственных, но и частных. И в корпоративном мире для расследования часто привлекают консалтинговые компании.

Раскрытием финансовых преступлений занимается направление форензик. В таком случае специалисты оценивали бы и то, как проходила процедура закупки, и условия работы десятка компаний из топа юридического рейтинга, и соответствуют ли расходы и активы сотрудников их доходам, говорит исполнительный директор CSI Group Александр Писемский.

«Вы себе не представляете, какое количество информации о нас с вами находится в достаточно легком доступе через интернет. Нужно только знать, как ее найти и как ее правильно проанализировать. Анализ социальных сетей кого-то из родственников менеджмента компании позволяет определить, например, места где-нибудь на Лазурном Берегу или в Лондоне, или в Швейцарии, или в том же самом Подмосковье, где те или иные фотографии были сделаны, и затем путем доступа и запроса к публичным реестрам недвижимости можно установить, например, факт владения тем или иным домом, участком, виллой, автомобилями и так далее. Но вообще, конечно, вся эта ситуация с уголовным делом в отношении адвокатов выглядит достаточно странно».

Но это не корпоративное расследование, а уголовное дело. И в итоге фигуранты могут сидеть под следствием не один год, поскольку следователи загружены делами и смысла разбираться в деталях нет.

← Назад