Ru
En
Наше мнение

Только по сути

12 мая 2022

В правительстве разошлись взгляды на законопроект о праве бизнеса не исполнять контракт из-за санкций

Минфин выступил против законопроекта главы думского комитета по госстроительству Павла Крашенинникова («Единая Россия»), который дает право бизнесу и другим лицам не исполнять обязательства по контрактам, если это становится невозможным при введении санкций. Министерство направило отрицательное заключение на документ в Минюст, следует из комментариев ведомства к предложениям бизнеса по дополнению перечня мер поддержки экономики в условиях санкций (документ есть у «Ведомостей»). С инициативой поддержать этот законопроект выступила Торгово-промышленная палата (ТПП).

Документ был внесен в Госдуму 22 марта, рассмотрение в первом чтении назначено на май. Проект предусматривает поправки в Гражданский кодекс (ГК), которые позволят компаниям без последствий не исполнять контракт полностью или частично, если это стало «объективно невозможным» в условиях антироссийских санкций. Кроме того, согласно предложенным изменениям, обязательство может быть «заморожено», а бизнес не будет нести ответственности, если докажет, что исполнение оказалось «временно невозможным» из-за ограничений. С учетом того, что многие западные контрагенты прекращают экономические контакты, «стало весьма затруднительным, если не невозможным исполнение многих цепочек обязательств», говорится в пояснительной записке. Предлагается придать закону обратную силу и применять его к отношениям, возникшим с 24 февраля 2022 г.

По оценке Минфина, категории «объективно» и «окончательно невозможно» носят неопределенный и оценочный характер: «Такие широкие основания для прекращения обязательств приведут к злоупотреблению правом и нарушению стабильности гражданского оборота в России». Кроме того, законопроект дает право подсанкционному лицу не исполнять обязательства не только перед кредиторами из «недружественных стран», но и перед российскими. Это касается и государственных контрактов, в том числе и государственного оборонного заказа, говорится в комментариях Минфина. По оценке ведомства, подход также не учитывает, что в случае отмены санкций исполнение обязательств становится возможным и обязательным. Помимо этого, введение ограничений может быть оспорено или из-под их действия могут вывести конкретные сделки.

У Минэкономразвития тоже есть ряд замечаний к законопроекту, следует из комментариев к инициативе. В ведомстве считают, что при выработке законодательных решений важно обеспечить соблюдение баланса интересов его участников и стабильность гражданского оборота. При этом возможность исполнения обязательств для компаний из-за санкций действительно оказалась «существенно затруднена», констатируют в министерстве. 

В правительстве пока не достигнут консенсус по поводу этого законопроекта,  сообщил «Ведомостям» близкий к кабинету министров источник. Первый заместитель председателя правительства Андрей Белоусов в целом поддерживает инициативу. В аппарате вице-премьера Дмитрия Григоренко к законопроекту есть замечания, уточнил собеседник. Если не удастся выработать  единую позицию, документ с высокой долей вероятности зависнет в Госдуме, поскольку отсутствие отзыва кабинета министров в этом случае будет означать заморозку инициативы, полагает источник «Ведомостей». Тем не менее на данный момент тенденция к достижению компромисса есть, поэтому «базовым сценарием» предполагается, что правительство все же подготовит и направит позицию по законопроекту. 

Представители Минфина и Минэкономразвития не ответили на запросы «Ведомостей». В пресс-службе Минюста сообщили, что на проект были получены позиции заинтересованных органов власти, в том числе Минфина и Минэкономразвития, они были учтены при подготовке официального отзыва и доведены до сведения разработчиков. 

Представитель аппарата Григоренко сообщил, что законопроект находится на рассмотрении в правительстве. В пресс-службе кабмина и в аппарате первого вице-премьера не ответили на запрос «Ведомостей». 

Через суд

Крашенинников знает, что Минфин выступает против законопроекта, но «в правительстве есть те, кто поддерживает законопроект», заявил он «Ведомостям». «Что касается рисков в связи с неисполнением госконтрактов, поправки их не создают. Риски как раз связаны с отсутствием комплектующих», – подчеркивает депутат. По его словам, в комитете будут ждать отзыва правительства, поскольку в нем будет учтено мнение разных федеральных ведомств, после этого уже будут смотреть, нужно вносить изменения в законопроект или нет. «Пока нет отзыва, мы не выносим законопроект на первое чтение», – констатировал Крашенинников.

Многие не акцентировали внимание на том факте, что в любом случае законопроектом предполагается, что все будет решаться в судебном порядке, отметил депутат. В судах можно будет предъявить акты недружественных стран, которые ввели санкции против тех или иных компаний, уточнил Крашенинников.

«Мы понимаем, почему Минфин высказал такие опасения, понятно, что есть риски, но надо и бизнес понять, который оказался в этой ситуации не по своей воле», – отмечает вице-президент ТПП Елена Дыбова. Во время ограничений из-за COVID-19 Минфин своим письмом объявил пандемию форс-мажором и разрешил в том числе госзаказчикам и исполнителям продлить сроки исполнения контрактов или расторгнуть договор по соглашению сторон, напоминает она. 

Форс-мажор – это не полное освобождение от выполнения договорных обязательств, а основание для снятия штрафных санкций, после чего начинается переговорный процесс, отмечает Дыбова, в ходе его стороны договариваются: либо о том, что будут выполнять контракт дальше – и устанавливают новые сроки и условия, – либо расторгают договор, если исполнить обязательства невозможно. Судебная практика форс-мажоров существует во всем мире, напомнила Дыбова.

О том, что предприниматели жалуются на невозможность исполнить контракты из-за введенных санкций, писал бизнес-омбудсмен Борис Титов министру финансов Антону Силуанову 21 апреля, сообщил «Ведомостям» его представитель. В письме Титов просит не наказывать победителей госзакупок, заключивших заведомо неисполнимые контракты. По словам бизнес-омбудсмена, предложения предпринимателей по корректировке цены и условий контракта заказчиками не рассматриваются. 

Законопроект на самом деле лишь уточняет уже имеющийся в гражданском праве институт, нашедший отражение в ст. 416 ГК РФ: прекращение обязательства в связи с невозможностью исполнения, говорит партнер BGP Litigation Татьяна Невеева. По ее словам, в постановлении пленума Верховного суда от 2020 г. раскрывается понятие объективной невозможности исполнения для прекращения обязательства. Поправки же предлагают закрепить частный случай, связанный с введением ограничительных мер, и уточнить права и обязанности сторон, когда препятствием к исполнению становятся именно санкции, говорит юрист. При этом, по ее словам, для обеспечения правовой определенности нужны объективные критерии, которые помогут суду и сторонам более четко определить, в какой момент обязательство может быть прекращено, например установить срок, по истечении которого можно заявлять о расторжении договора в связи с его неисполнением.

Если поправки будут приняты, вне зависимости от уточнения формулировок фактов злоупотреблений и волюнтаризма не избежать, полагает юрист Forward Legal Олесь Груздев, участники рынка в любом случае будут использовать эту норму, чтобы избавиться от обязательств, улучшив тем самым свои показатели. При этом со временем судебная практика выработает границы нового правила – например, в ходе толкования понятий «объективно» и «окончательно невозможно» суды могут выработать конкретный набор жизненных, рыночных ситуаций, ограничив тем самым основания прекращения обязательств. 

Невеева полагает, что суду необходимо будет установить причинно-следственные связи между объективной невозможностью исполнения и введенными ограничениями – данные формулировки в целом открывают широкие возможности для судейского усмотрения. При этом ковидная практика, как и споры, связанные с введением санкций в 2014 г., показала, что существующие механизмы защиты (расторжение договора из-за существенного изменения обстоятельств и освобождение от ответственности в связи с форс-мажором) применяются судами достаточно консервативно, отмечает юрист.

← Назад