Ru
En
Наше мнение

Только по сути

06 ноября 2020

ЦБ выявил резкий рост обнала через нотариусов и споры о зарплате

За девять месяцев 2020 года объем незаконного обналичивания денег с помощью исполнительных документов вырос в 1,9 раза, сообщил директор департамента финмониторинга Банка России Илья Ясинский. По его словам, объем таких сомнительных операций постоянно растет, хотя в целом обналичивание и незаконный вывод средств через банки падает.

«Есть проблемы, которые очевидны и для Банка России, и для финансовой разведки, и для наших поднадзорных. Одна из них — это рост сомнительных операций с использованием исполнительных документов <...>. За девять месяцев текущего года, к сожалению, объем такого обналичивания с использованием исполнительных документов увеличился в 1,9 раза», — сказал Ясинский, выступая на конференции Ассоциации российских банков. Абсолютные показатели он не привел.

Ранее Банк России указывал, что в первой половине 2020 года объем операций с признаками обналичивания средств достиг 38 млрд руб. Более четверти таких транзакций (на 10,8 млрд руб.) прошли с использованием исполнительных документов или депозитных счетов нотариусов. Еще в 2019 году масштаб обналички по этой схеме оценивался Росфинмониторингом в 5 млрд руб. Глава службы финансовой разведки Юрий Чиханчин признавал, что побороть обналичивание через этот канал проблематично.

Почему у мошенников популярна такая схема обналички

Сейчас к исполнительным документам в России, в частности, относятся листы, которые выдаются по итогам судебных разбирательств, исполнительные подписи нотариусов, а также решения комиссий по трудовым спорам (КТС). Если банк получает требование от клиента провести операцию по исполнительному документу, он обязан его выполнить, иначе ему грозит штраф (он предусмотрен ст. 17.14 КоАП).

«Кодекс об административных правонарушениях предусматривает штраф для банков до 1 млн руб. Поэтому, выбирая между большим штрафом и исполнением сомнительного исполнительного документа, банки делают выбор в пользу второго варианта, а схема становится относительно безопасной [для обнальщиков]», — поясняет ее популярность юрист Forward Legal Тимур Тажиров. По его словам, в пандемию проводить такие операции можно было даже без работающих судов — исполнительные документы могли оформляться через нотариусов или комиссии по трудовым спорам.

Даже если исполнительный документ — результат решения суда, нет гарантий, что суд детально рассмотрел спор, подчеркивает партнер юридической фирмы «Абритраж.ру» Владимир Ефремов. «Выявление мнимой задолженности со стороны суда в условиях высокой нагрузки и отсутствия возражений от ответчика очень затруднительно, поэтому суд удовлетворяет иск без выяснения дополнительных обстоятельств и выдает исполнительный лист на его исполнение», — описывает он проблему.

Какие меры борьбы предлагаются

ЦБ уже обсуждает с Минтрудом новые правила работы банков с документами, которые выдают комиссии по трудовым спорам. Минюст предлагает лишить их права рассматривать трудовые споры о взыскании задержанных зарплат через выдачу исполнительных документов и оставить его только за судами: сейчас, даже если обладатель удостоверения КТС пытается взыскать деньги не через банк, а через судебных приставов, это не снижает риски обналичивания, так как они не уполномочены проверять, состоят ли стороны трудового конфликта в сговоре и является ли удостоверение КТС подлинным, а сами документы легко подделать. Инициатива Минюста должна заметно снизить риски обналичивания денег с помощью КТС, говорилось в пояснительной записке к проекту ведомства. В свою очередь Минтруд предлагает ввести порог суммы, которую можно взыскивать через КТС.

Банк России и в целом работает над тем, чтобы купировать проблему с ростом обналичивания через исполнительные листы, подчеркнул Ясинский. «Стоит глобальная задача по модификации законодательства», — отметил он.

Регулятор, например, намерен включить в положение 375-П (о требованиях по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма) новые признаки сомнительных операций, которые касаются использования исполнительных документов. Банки, не имея возможности отказать в проведении таких операций, смогут сообщить об их сомнительности в Росфинмониторинг, пояснил Ясинский. Как писал РБК, работа над обновлением положения 375-П началась в феврале прошлого года.

«Банки и сейчас не ограничены в информировании Росфинмониторинга, но это не помогает в борьбе с мнимыми требованиями; более того, планируемые изменения в 375-П также не искоренят проблему», — полагает Ефремов. Юрист отмечает, что новые правила могут «конфликтовать» с нормами действующего законодательства, обязательными для банков. «Борьба с мнимыми листами возможна только в рамках системного изменения нескольких законов и активного противодействия со стороны судов», — заключает юрист.



← Назад