Ru
En
Наше мнение

Только по сути

20 января 2022

ЦБ предложил расширить антиотмывочный запрет на создание новых компаний

Руководители компаний, которые будут отнесены в «красную» зону после запуска новой антиотмывочной платформы ЦБ, могут лишиться возможности сразу же начинать новый бизнес. За введение дополнительных ограничений для предпринимателей выступил Банк России — на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку глава департамента финмониторинга ЦБ Илья Ясинский предложил доработать законодательство и в любом случае лишать таких руководителей возможности на три года создавать новые юрлица или становиться единоличными исполнительными органами в компаниях.

С 1 июля 2022 года в России должна заработать новая антиотмывочная платформа «Знай своего клиента» (ЗСК), которая предполагает участие ЦБ в оценке банковских клиентов на причастность к проведению сомнительных операций. Юридические лица и индивидуальные предприниматели (ИП) будут делиться банками и одновременно ЦБ на три группы — в зависимости от степени риска нарушения антиотмывочных норм. Изначально Банк России сравнивал градацию со светофором, где «красная» группа — наиболее рискованная.

В конце 2021 года в России был принят закон, регламентирующий основные принципы работы платформы ЗСК. Согласно ему клиенты, отнесенные банками и ЦБ к высокорисковой группе, практически полностью лишатся возможности проводить операции и могут быть исключены из реестра юрлиц и предпринимателей (ЕГРЮЛ и ЕГРИП). У них будет возможность оспорить блокировки в межведомственной комиссии при ЦБ и суде или самоликвидироваться.

«В действующей редакции устанавливается запрет для физических лиц выступать в качестве учредителей либо единоличных исполнительных органов тех юрлиц, которые были исключены, по информации Банка России, из ЕГРИП и ЕГРЮЛ», — напомнил Ясинский. Но эта норма не касается тех, кто не захочет разбираться с ЦБ в судах и решится на самоликвидацию, указал он.

«Ликвидация может начаться до того, как Банк России направит информацию в Федеральную налоговую службу. Так вот, мы предлагаем в проект добавить норму, что вне зависимости от того, по какой причине такой субъект был исключен из ЕГРЮЛ или ЕГРИП, все равно должно действовать трехлетнее ограничение на создание новых юрлиц или выступление в качестве единого исполнительного органа», — пояснил Ясинский. Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков его поддержал. Предложение ЦБ будет учтено при рассмотрении законопроекта «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», который будет выноситься на рассмотрение парламента как проект-спутник уже принятой нормы о платформе ЗСК.

«Сейчас проект предусматривает механизм, при котором регистрация новых юрлиц невозможна только теми высокорисковыми клиентами, которые были исключены из реестров «принудительно» ФНС России», — пояснил РБК представитель ЦБ. Новые поправки нужны в ситуациях, «когда недобросовестные участники финансового рынка, отнесенные к высокой группе риска, самостоятельно прекращают свою деятельность». Без новых мер они смогут и дальше осуществлять подозрительные операции, подчеркнули в Банке России

Какие санкции для компаний с высоким риском уже предусмотрены

По оценкам ЦБ, 99% российских компаний в случае применения платформы ЗСК попадут в группу низкого риска. Доля клиентов из «красной» зоны не превышает 0,7%, отмечалось в пояснительной записке к законопроекту о платформе ЗСК.

Как следует из уже принятого закона, банки смогут отказывать юрлицам и ИП из «красной», или высокорисковой, группы в проведении операций, расторгать договоры обслуживания или отказываться заключать их.

Кредитные организации могут делать это и сейчас, опираясь на основной антиотмывочный закон 115-ФЗ и правила внутреннего контроля, разработанные для противодействия обналичиванию или отмыванию денег. Новая норма предполагает, что банки, использующие оценку ЦБ, по умолчанию не должны будут проводить транзакции «красных» клиентов по списанию, переводам или уменьшению остатка средств на счете, выдавать или переводить деньги на другой счет при расторжении договора. Таким компаниям и ИП будет доступен только ограниченный круг операций «для обеспечения жизнедеятельности» и расчетов с госорганами, кредиторами или работниками.

Клиент, включенный в группу повышенного риска, вправе оспорить это в межведомственной комиссии при Банке России. Обратиться с заявлением нужно в течение шести месяцев с того момента, как компании сообщили о попадании в «красную» зону. Чтобы отстоять свою позицию, клиент может предоставить дополнительные документы о характере проводимых им банковских операций. Оспорить блокировку счетов в суде компания или предприниматель смогут только после рассмотрения дела комиссией.

Комиссия рассматривает обращения клиентов довольно быстро, срок по закону не может превышать 20 рабочих дней, а судебные процессы по этой тематике занимают в среднем около года, говорит партнер юридической компании «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов.

Если межведомственная комиссия при ЦБ отказывает клиенту в переводе из «красной» зоны или он сам не обращается за реабилитацией, компания или ИП должна быть ликвидирована Федеральной налоговой службой (ФНС). Принудительная ликвидация уже сейчас предполагает, что бенефициары компании не смогут открывать новый бизнес в течение трех лет, но законопроект о платформе ЗСК дает клиентам опцию добровольной ликвидации, напоминает Ефремов.

Как идею ЦБ оценивают эксперты и бизнес

Сейчас в случае блокировки счетов компании пытаются получить свои деньги через суд или через самоликвидацию, отмечает адвокат Forward Legal Павел Капустин. По его словам, фирму «бросают» для последующего исключения из ЕГРЮЛ, если остатки на счетах незначительны. Сами же лица, связанные с компаниями из черного списка, испытывают трудности при открытии новых счетов в банках, добавляет юрист.

С позиции ЦБ инициатива выглядит последовательной, считает Капустин: «Если бизнесмен получил красный цвет и попал в черный список, то, по мнению ЦБ, в течение трех лет ему нельзя позволять заниматься предпринимательской деятельностью. Для целей применения закона большой разницы нет — исключено юрлицо из ЕГРЮЛ из-за недостоверности сведений либо ликвидировано в общем порядке с соблюдением процедуры».

«Возможность добровольной ликвидации компаний была добавлена в законопроект о ЗСК после упреков в сторону ЦБ о неконституционности его первых положений, новое предложение — попытка нивелировать прошлую уступку», — не соглашается Ефремов. По его словам, воспринимать право клиентов на ликвидацию юрлица и ИП «через призму потенциальных злоупотреблений» — спорно.

«В текущих реалиях добровольная ликвидация применяется в крайних случаях, поскольку многие компании продолжают деятельность, находясь в списках ЦБ, чему не препятствуют и разъяснения Центробанка. В практике претензии банков к личностям учредителей и директоров компаний, которые включены в списки ЦБ, встречаются крайне редко, в целом они беспрепятственно открывают новые счета, ведут иную деятельность и распоряжаются личными средствами», — утверждает юрист.

Сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян считает, что новые ограничения не угрожают интересам честного бизнеса. «Недобросовестный бизнес и был, и остается против. Ограничения, в принципе, разумны, но легко преодолимы — всегда можно найти кого-то еще, номинала, чтобы три-четыре года человек выступал бенефициаром или директором новой компании, а потом сменить его, особенно если это малый бизнес, который не собирается расти. Вряд ли такой запрет будет серьезным барьером для недобросовестных клиентов. Стоит ли здесь ломать копья Центральному банку, мы не знаем», — отмечает Данилов-Данильян.

Профессиональные обнальщики не регистрируют отмывочные фирмы на свое имя, а используют для этого каждый раз новых подставных лиц, соглашается Капустин. «Инициатива ЦБ не способна свести на нет деятельность финансовых оптимизаторов», — скептичен он.

«Любой запрет на реализацию своих компетенций должен быть стократно обоснован и перепроверен. Даже сейчас при блокировке счета предпринимателя по 115-ФЗ есть механизмы обжалования. Поэтому трехлетний «бан» на занятие предпринимательской деятельностью нужно применять крайне аккуратно», — предупреждает исполнительный директор «Опоры России» Андрей Шубин. По его словам, есть много случаев, когда нужно закрыть компанию — смена деятельности, выход из бизнеса, неудачи, а такие меры могут «негативным образом повлиять на предпринимательский климат».

«На наш взгляд, необходимо сначала оценить сервис «Знай своего клиента», чтобы минимизировать риски ограничения на деятельность для добросовестных предпринимателей, а уже впоследствии вводить достаточно существенные меры», — заключает Шубин.


← Назад