Ru
En
Наше мнение

Только по сути

27 апреля 2022

Суд в наследство

В Заводском суде Новокузнецка вдова кузбасского бизнесмена Александра Щукина Евгения Щукина оспаривает действительность его завещания. Ответчиком по иску выступает племянник господина Щукина Максим Репин. Заявление было подано в суд еще в декабре прошлого года, однако его рассмотрение до сих пор находится на предварительной стадии, что связано в том числе с включением в дело третьих лиц. Очередное заседание суда по подготовке дела к рассмотрению назначено на 4 мая.

Кузбасский предприниматель Александр Щукин до 2013 года был одним из собственников активов угольного холдинга «Сибуглемет» и его вице-президентом. Ему также принадлежал ряд активов в АПК, строительстве, розничной торговле, в сфере недвижимости и др. В 2005 году господин Щукин попал в сотню богатейших бизнесменов страны: Forbes оценил его активы в $450 млн, в 2016 году он занял 195-е место в рейтинге Forbes «200 богатейших бизнесменов России» с оценкой состояния в $400 млн. В 2016 году Александра Щукина в составе группе из восьми человек обвинили в вымогательстве акций АО «Разрез „Инской“». В конце прошлого года фигуранты этого уголовного дела были осуждены на сроки от пяти лет и двух месяцев до 10 лет лишения свободы, в отношении Александра Щукина уголовное дело было прекращено в связи с его смертью в июле 2021 года. В 2020–2021 годах 100-процентные доли Александра Щукина в ряде компаний Кемерово, Новокузнецка, а также Солонешенского района Алтайского края сократились до 20–40%, тогда как на 60–80% долей за счет увеличения уставного капитала в них появился в качестве нового участника Максим Репин. Например, в новокузнецких ООО «Флай моторс» (автосалон Nissan) и «Кузбассавтоцентр» (автосалон Geely), ООО «Дентекс-2» (стоматологическая клиника), ООО «Инвест НК», «Йети хаус» (недвижимость) и др.

Детали оспариваемого завещания сторонами не раскрываются. Источник „Ъ-Сибирь“, знакомый с обстоятельствами дела, сообщил, что завещание оспаривается в целом, в том числе и активы в виде долей в ряде ООО. По сведениям источника, поскольку Александр Щукин с ноября 2016 года находился под домашним арестом, его контакты с внешним миром были ограничены, и в материалах Центрального райсуда Кемерово, где слушалось дело по акциям «Инского», есть только разрешение на допуск к обвиняемому нотариуса для заверения доверенности, но не для оформления завещания. «Для оформления завещания нужно также отдельное разрешение суда, его не было, что дает основание сомневаться в действительности завещания и, соответственно, является поводом для иска»,— говорит собеседник „Ъ-Сибирь“. Максим Репин сообщил „Ъ-Сибирь“, что «прогнозы исхода рассмотрения дела, как и позиции стороны, раскрывать на текущей стадии судебного производства преждевременно», он пообещал прокомментировать ситуацию после завершения всех судебных процессов.

Также спор о наследстве господина Щукина рассматривает арбитражный суд Кузбасса. Евгения Щукина требует признать недействительной сделку по увеличению с 10 тыс. руб. до 50 тыс. уставного капитала ООО «Йети хаус», управляющем крупным отелем на горнолыжном курорте Шерегеш. Сделка произошла в январе 2021 года с уменьшением доли Александра Щукина со 100% до 20% и появлением доли в 80% (на 40 тыс. руб.) Максима Репина. Пока рассмотрение дела приостановлено до вынесения решения Заводского суда по делу о признании недействительным завещания Александра Щукина. Судом по ходатайству Евгений Щукиной наложен в качестве обеспечительных мер арест на долю Максима Репина в «Йети хаус».

В период домашнего ареста закон разрешает иметь свидания с нотариусом только в целях удостоверения доверенности на право представления интересов обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности, говорит председатель коллегии адвокатов А1 Александр Заблоцкис. «Но судом в постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, с учетом обстоятельств, могла быть предусмотрена специальная возможность контакта и взаимодействия с нотариусом и в иных целях, например, для оформления завещания», - говорит он. Александр Заблоцкис отмечает, что хоть случаи оспаривания завещаний магнатов довольно частые, однако законом ограничен перечень оснований для признания завещания недействительным. Признать в судебном порядке завещание недействительным — крайне сложная задача, говорит партнер BMS Law Firm Денис Фролов. «Для этого нужно, чтобы завещание было составлено с нарушениями в оформлении, были установлены подделка подписи завещателя или то, что он в момент составления завещания страдал заболеваниями, не позволявшими ему понимать значение своих действий. Завещание удостоверяет нотариус, и подтвердить основания недействительности весьма затруднительно, и вдвойне затруднительно после смерти наследодателя»,— считает он.

Позиция истца не основана на законе, и шансов получить решение по этому основанию в пользу супруги практически нет, считает адвокат Forward Legal Илья Рыжаков. Перечень конкретных запретов, применяемых к обвиняемому, который находится под домашним арестом, суд определяет индивидуально, говорит он. Это, например, получение или отправка почты, использование средств связи, общение с определенными лицами. «Даже если бы суд разрешал вопрос об изменении запрета, то рассматривал бы вопрос не о предоставлении права на оформление завещания, а о возможности выезда к нотариусу. В любом случае правовым последствием нарушения условий домашнего ареста не может являться недействительность совершенного завещания»,— считает Илья Рыжаков. Он также отметил, что завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам и любым образом определить доли наследников. «Жена, дочери входят в число наследников первой очереди, которые бы призывались к наследству при отсутствии завещания»,— говорит он.

← Назад