Ru
En
Наше мнение

Только по сути

16 июня 2021

Секреты финансовых пирамид: почему возбудили дело против сотрудников QBF и как компания переводила деньги в офшоры

Forbes стали известны подробности уголовного дела в отношении четырех сотрудников инвестиционной компании QBF, под вывеской которой, по версии следствия, работала финансовая пирамида. О том, что следственный департамент МВД в апреле возбудил уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере, стало известно в конце мая

В конце мая газета «Коммерсантъ» сообщила, что следственный департамент МВД в апреле возбудил уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере в отношении сотрудников инвесткомпании QBF. Силовики занимались расследованием почти год и пришли к выводу, что QBF, занимавшая несколько этажей в башне «Город столиц» в Москва-Сити, привлекала деньги физлиц для инвестиций в Москве, Санкт-Петербурге и своих филиалах на Урале, Сибири и Поволжье, а затем выводил их в офшоры. Основной упор, писала «Коммерсантъ», компания делала на состоятельных клиентов, которые могли иметь доступ к бюджетным деньгам, в расчете на то, что эти люди в полицию не пойдут, поскольку не смогут доказать законность получения отданных в управление денег. 

Как выяснил Forbes, расчет оказался неверен. Следственный департамент МВД 8 апреля возбудил дело против управляющего директора QBF Зелимхана Мунаева, юриста компании Евгении Россиевой и еще двух топ-менеджеров по заявлению 24-летнего сына бывшего чиновника из Екатеринбурга, рассказал адвокат Мунаева управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин. Мунаева и Россиеву суд арестовал, они находятся в СИЗО.
Илья Борзенков ушел с поста вице-мэра Екатеринбурга еще в 2008 году и после этого занимался бизнесом. Ему, в частности, принадлежал магазин техники и электроники «Норд», который он продал в 2020 году. Он заявил Forbes, что в прессе после того, как его семья обратилась в органы, появились публикации о том, что следственный комитет МВД подозревает его самого в отмывании госсредств из бюджета Екатеринбурга через QBF. «Из мэрии Екатеринбурга я ушел более 12 лет назад. Серию лживых публикаций в СМИ обо мне считаю местью кого-то из QBF и тщетной попыткой сбить следствие по их делу с толку», — сказал Борзенков Forbes.
Бородин добавил, что Мунаева правоохранительные органы уже задерживали в 2019 году после уголовного дела по заявлению клиента, передавшего QBF чуть более $1 млн. Это дело правоохранительные органы еще расследуют. Бородин также рассказал Forbes, что последние три года ЦБ несколько раз проводил проверки в QBF, они совпадали по времени с обысками в офисах компании и квартирах сотрудников. Однако в ходе проверок регулятор не выявлял никаких нарушений. 
В четверг 3 июня ЦБ запретил QBF заключать новые договоры о брокерском обслуживании и работать с деривативами на внебиржевом рынке до 29 ноября 2021 года. В сообщение Центробанка говорилось, что компания совершала действия, из-за которых интересы ее клиентов оказались под угрозой. По словам представителя QBF, связи между уголовным делом и проверкой нет. Forbes направил запрос в ЦБ.  

Организатором офшорной схемы следствие считает председателя совета директоров QBF Романа Шпакова, рассказал Forbes клиент QBF, который давал показания следствию. По данным «Коммерсантъ», Шпаков уехал в ОАЭ в январе 2021 года. 

Нынешний гендиректор QBF Станислав Матюхин семь лет работал сначала в Федеральной службе по финансовым рынкам (ФСФР), а потом в Банке России заместителем начальника отдела лицензирования акционерных инвестиционных фондов, говорится в его анкете на сайте QBF. Forbes не удалось выяснить, фигурирует ли он в деле. 
 QBF предлагал своим клиентам инвестировать деньги по договору доверительного управления, либо через брокерский или индивидуальный инвестиционный счет. У российской компании ООО ИК «КьюБиЭф» есть лицензия ЦБ, однако в офисе клиентам предлагали подписать соглашение не только с российской организацией, но и с кипрской QB Capital, рассказали Forbes пятеро клиентов QBF. 
После того, как клиенты подписывали эти договоры, их деньги отправлялись сначала на счета кипрских компаний, а затем — на Каймановы или Канарские острова, либо в Гонконг. Иногда менеджеры открыто предлагали клиентам инвестировать часть суммы в кипрские компании, говорит один из клиентов. Часть денег «обелялись» в России — QBF вкладывала их в девелоперские проекты, писал «Коммерсант» со ссылкой на неназванный источник.  
QBF предоставляла инвесторам отчеты о том, что их средства инвестировали в акции или другие финансовые активы, однако они были «липовые», рассказал еще один клиент QBF. Иногда компания даже выплачивала доход, но не исключено, что за счет привлечения средств новых клиентов, отмечает он. 
Клиент QBF Георгий Ломая хотел поучаствовать в IPO Xiaomi и передал в доверительное управление компании $40 000 в начале 2018 года. «Вместо договора на управление средствами с QBF, у которой была лицензия ЦБ, мне подсунули договор с QBF Advisory — «компанией-прокладкой» без лицензии, но с похожим названием», — говорит Ломая.

«У меня были большие проблемы с возвращением денег из QBF. Для меня эти воспоминания — тяжелая травма», — говорит бывшая клиентка Вера Кузнецова. В 2018 году она отдала в доверительное управление QBF деньги, полученные после продажи двухкомнатной квартиры. После запроса на возврат денег личный менеджер стал сначала неохотно отвечать, а затем — игнорировать сообщения. Тогда Кузнецова обратилась к адвокату. «Они не хотели идти в суд. В итоге деньги удалось вернуть без суда. Но в рублях, а вкладывала я в валюте. Это было неудобно и «проигрышно» финансово», — говорит Кузнецова. 

Проблемы с возвратом денег испытывали и клиенты, которые заключали с QBF договоры о брокерском обслуживании, чтобы участвовать в IPO. «QBF привлек меня большим количеством IPO, в которых они участвуют, и большей аллокацией, чем у конкурентов», — рассказал Александр Кондрашов, автор Telegram-канала KondrashovInvest. Осенью 2020 года он перевел QBF 2 млн рублей для участия в разных IPO. Но первое, что его смутило, — информацию о проведенных сделках менеджеры присылали ему в таблицах Excel, которую они обновляли вручную. Хотя обычно у крупных брокеров есть свои платформы со сделками, рассказывает Кондрашов.
Другая проблема заключалась в том, что в QBF аллокацию в IPO (сколько акций в итоге получит клиент) клиентам раскрывали после двух часов торгов. Хотя обычно она известна еще до начала торгов. Размер аллокации менеджеры QBF меняли как им выгодно — если цена акций после IPO падала, они писали, что удовлетворили почти всю заявку, если росла — давали чуть большую аллокацию, чем конкуренты, говорит Кондрашов. «У меня был один случай, когда я вложил в IPO биотех компании Kodiak. После начала торгов акции упали на 30-40% и аллокацию поставили высокую. Все, что я заработал в QBF до этого превратилось в тыкву», — рассказывает Кондрашов. Однако позже акции Kodiak выросли и Кондрашову удалось заработать. Вывести деньги он смог через четыре месяца после запроса.
В пресс-службе QBF не ответили на вопросы Forbes о выводе средств клиентов в иностранные юрисдикции. Однако добавили, что «каждое персональное обращение рассматривается незамедлительно и по нему принимается взвешенное законное решение». 
Что говорят юристы и НАУФОР  

QBF не нарушала закон, предлагая клиентам подписать соглашение с иностранной компанией, говорит юрист Forward Legal Олесь Груздев. Но это позволяло QBF выйти из-под надзора ЦБ, а также скрыть конечного бенефициара, отмечает он. Если следствие докажет, что руководители QBF сознательно похищали деньги своих инвесторов, ответственность за это ляжет и на Центробанк, так как регулятор должен был своевременно выявить финансовую пирамиду, считает Груздев.

Центробанк негативно относится к практике привлечение денег в иностранные компании через офисы российских организаций, говорит глава Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев. Регулятор рекомендует российским лицензированным компаниям избегать этого, потому что такая практика вводит клиента в заблуждение — он не всегда понимает, что попадает под юрисдикцию другой страны. Заключая договор с иностранной организацией, клиент подчиняется законам, действующим в этой стране, и не может рассчитывать на защиту Банка России и российских организаций, представляющих интересы инвесторов, говорит Тимофеев.
Следователь по делу QBF отказался отвечать на вопросы Forbes, МВД и ЦБ не ответили на запрос.
← Назад