Ru
En
Наше мнение

Только по сути

26 октября 2020

Развод и девичья фамилия: как английские суды делят имущество российских граждан

Для обращения в английский суд не обязательно иметь гражданство Великобритании. Чтобы появилось право на иск, истец должен не менее года постоянно проживать на территории Англии и Уэльса. Также английский суд может признать за собой право рассматривать иск в случаях, когда ни один другой суд не обладает юрисдикцией или рассмотрение дела в Англии было бы в интересах правосудия. Граждане России и стран СНГ традиционно входят в топ самых активных участников споров, рассматриваемых английскими судами. Причина такой популярности проста – английская юрисдикция предоставляет сторонам правовые возможности, которых нет на родине.

Например, супруги могут владеть имуществом не напрямую, а опосредованно (через трасты, номинальных держателей и пр.). Доказать, что активы приобретались за счет общих средств и контроль над ними осуществляет один из супругов – задача не из легких. Российский суд может направлять запросы или обязать сторону представить сведения, однако как таковой ответственности за отказ от предоставления информации нет. На практике раскрыть конечного бенефициара в российском суде и признать имущество совместной собственностью бывает практически невозможно.

Проблемы могут также возникнуть при разделе зарубежных активов, находящихся в разных юрисдикциях (недвижимость, акции зарубежных компаний и т.д.). Российский суд может разрешить спор относительно всего имущества супругов, вне зависимости от того, где оно находится. Однако исполнить такое решение по месту нахождения активов будет фактически невозможно, поскольку большинство стран устанавливают исключительную юрисдикцию собственных судов по данным вопросам.

Что касается денежного содержания, то в России супруг, с которым остаются проживать несовершеннолетние дети, вправе претендовать на взыскание алиментов на детей с официальных доходов другого супруга. Алименты на самого супруга взыскиваются только в исключительных случаях, например при нетрудоспособности или осуществлении ухода за общим ребенком-инвалидом.

Английское правосудие иначе подходит к данным вопросам.

Если ответчик скрывает активы, английский суд вправе обязать его раскрыть информацию обо всем принадлежащем имуществе. Неисполнение данной обязанности или попытка ввести суд в заблуждение могут быть расценены как неуважение к суду. Наказанием за подобное поведение является крупный штраф или лишение свободы.

Английское правосудие содержит различные инструменты, позволяющие разделить активы, формально не принадлежащие супругу. Так, согласно теории «номинального владельца активов», под раздел может попасть имущество, которым владеет номинальный держатель. Например, в деле Prest vs Petrodel суд посчитал общим имуществом супругов активы, находящиеся в трасте, бенефициаром которого был муж. Интересно, что в данном деле суд сделал вывод о наличии траста не из трастового соглашения, а исходя из фактических обстоятельств: активы приобретались в браке за счет средств супругов.

Другим интересным инструментом английского правосудия является предписание о всемирной заморозке активов (world freezing injunction). Суд может вынести такое предписание, когда у ответчика есть активы и существует реальный риск их сокрытия до момента исполнения судебного решения. При этом заявитель должен предоставить соразмерные гарантии встречного обеспечения. Если в последующем суд установит, что в результате предписания ответчик понес убытки, суд может отнести их на заявителя.

Несомненным преимуществом обращения в английский суд является возможность признания судебного акта практически во всем мире на основании международных соглашений, двусторонних договоров или принципа взаимности. Если активы находятся в разных странах Европейского союза, то у истца нет необходимости заново рассматривать спор по месту нахождения имущества.

Несмотря на то, что участниками спора будут иностранные граждане, английский суд будет применять положения английского права. Помимо раздела имущества и алиментов на детей, по английскому праву супруг вправе запрашивать финансовое урегулирование, позволяющее поддерживать текущий уровень жизни. Рассматривая каждый кейс индивидуально, суды принимают во внимание уровень жизни и пытаются добиться справедливости и равенства между сторонами вне зависимости от того, кто из супругов приносил больший доход.

Невзирая на высокую стоимость судебного разбирательства в Англии, финансово незащищенный супруг также имеет доступ к правосудию. Например, суд по просьбе истца может обязать другого супруга оплатить юридические услуги. Кроме того, у стороны есть возможность запросить litigation loan – инструмент, позволяющий оплатить услуги на адвоката из средств, полученных после развода и раздела имущества.

Стороны нередко пытаются оспорить компетенцию английского суда и возбуждают параллельные процессы в других юрисдикциях. Узнав об иске, несогласная рассматриваться в английском суде сторона может обратиться в российский суд с аналогичными требованиями (например, также попросить развод и раздел имущества). В зависимости от того, признается ли решение английского суда в России, российский суд сделает вывод о возможности рассматривать данный вопрос. Например, решение о разводе признается на территории России «автоматически», поэтому у российского суда не будет компетенции рассматривать параллельный спор. С требованиями о разделе имущества сложнее – поскольку между Россией и Великобританией отсутствует соответствующее международное соглашение, другому супругу придется доказывать наличие взаимности между указанными странами. В российском суде общей юрисдикции сделать это крайне затруднительно, поэтому высока вероятность, что российский суд будет рассматривать требования по существу. Однако английский суд может расценить возбуждение параллельного процесса как злоупотребление правом, и эффект от подачи иска будет обратным.

Несмотря на то, что для обращения в английский суд не обязательно иметь гражданство Великобритании, спор должен быть с ней тесно связан. Если центр жизненных интересов семьи во время брака находился за пределами этой страны, то формальная покупка недвижимости и получение визы инвестора после развода не создают юрисдикцию британского суда. На это указал Высокий суд в решении по делу Потаниных и прекратил дело без слушаний по существу спора. 

С другой стороны, смещение центра жизненных интересов семьи в Великобританию открывает для супругов доступ к английскому правосудию. Переезд семьи на постоянное место жительства, поступление детей в британскую школу, совместное пребывание супругов на территории страны подтверждают связь с юрисдикцией. Поэтому при выборе места жительства сторонам необходимо понимать последствия в виде возможности получить информацию обо всех активах, арестовать имущество по всему миру и исполнить решение английского суда за рубежом. Доступ к правосудию, возможность отнести расходы на другую сторону позволяют отстоять интересы менее защищенного супруга. Эти и многие другие причины делают английские суды привлекательными для разрешения семейных споров.

← Назад