Ru
En
Наше мнение

Только по сути

30 марта 2020

Пандемия как форс-мажор: бизнес просит помочь из-за срывов контрактов

Первый вице-премьер Андрей Белоусов 17 марта сообщил, что правительство ввело режим «форс-мажор» в случае неисполнения контрактов из-за пандемии коронавируса, но только в двух случаях: нарушение госконтрактов и неисполнение валютных контрактов нерезидентами в случае, если это связано с коронавирусом. Суды начали получать заявления бизнесменов, которые просят признать ситуацию с коронавирусом форс-мажором для урегулирования споров с контрагентами.

Что делать в обычных хозяйственных отношениях между юрлицами? Об этом президент Владимир Путин обещал подумать на встрече с представителями бизнес-сообщества, которая состоялась на этой неделе. В то же время бизнес-омбудсмен Борис Титов считает, что начинать надо все-таки с госконтрактов.

—Такие вещи нужно делать прежде всего в том, что касается любых экономических, хозяйственных отношений с государством, то есть по выполнению контрактных обязательств, по госзаказу и другие. Потому что, действительно, бизнес в новых условиях не может их выполнять и должен или пересмотреть условия этих контрактов — с ростом цен на комплектующие и прочее, — или иметь возможность отказаться. Вот в этом смысле форс-мажор должен работать. Как объявление форс-мажора это должно сделать государство официально, но, с другой стороны, для признания, что тот или иной контракт не выполнен в результате именно форс-мажора, а не по каким-то другим обстоятельствам, нужны какие-то специальные институты, которые помогали бы. Это должно быть или ТПП, или другие институты, которые бы давали свое заключение по поводу того, что контракт не выполнен в результате именно форс-мажора, а не по другим причинам. Это тоже второй уровень проблем, который встает. Такой институт легко создать.

— Сейчас после недели заморозки откроются суды...

—Давайте надеяться, что откроются. Нельзя не выходить на улицу два-три месяца, а потом выйти и понять: а жить-то на что? Надо выбирать оптимальный путь. Этот путь мы видим сегодня в том, чтобы группа риска находилась в особых условиях, а экономику останавливать нельзя, поэтому я очень надеюсь, что после недели все опять заработает.

Действительно, государство может вводить ограничения, но не может признать обстоятельства форс-мажорными по отношению к контрактам бизнеса, поскольку это должны решать суды. Оно может объявить форс-мажор только по своим контрактам, разъясняет старший партнер адвокатского бюро Forward Legal Алексей Карпенко.

 «Условно государство сейчас закрывает свои границы для перевозки любого рода грузов, кроме продовольствия и медикаментов. Если у меня контракт на поставку продовольствия и я его не поставил, я не имею права ссылаться на коронавирус и на правительственные ограничения как на форс-мажор, потому что это ограничение на продовольствие не распространяется. А если я поставляю спорттовары или мебель, то могу ссылаться, что данные категории товаров под запрет или ограничение подпадают. Применяемо к конкретному контракту, к конкретным обстоятельствам стороны контракта суд, Торгово-промышленная палата трактуют то или иное ограничение власти, является ли форс-мажором или нет. Но государство не может сказать на уровне правительства, президента или закона: «Это является форс-мажором» — это не их функция. Они просто ограничивают, а дальше стороны контракта, суд и ТПП трактуют для того, чтобы исполнять или не исполнять контракт. Обращение президента готовили явно не юристы. Государство вправе со своей стороны, как сторона контракта, заявить по тем государственным контрактам, о которых говорил президент, о форс-мажоре — как любая другая сторона. В этом смысле президент абсолютно прав. Но обязывать все другие независимые стороны, когда речь идет о частных компаниях, говорить: «Ребята, это форс-мажор» — нет, будет масса недобросовестных исков, когда люди будут пытаться переложить ответственность на обстоятельства, на правительство, на коронавирус. Речь идет о некой профессиональной солидарности — идти навстречу друг другу. Ну, вот как государство. И простить друг другу, если речь идет о неисполнении контракта действительно в связи с коронавирусом. А причину контрагенты знают всегда».

Надо отдать должное, что в сложившихся обстоятельствах власти стали прислушиваться к бизнесу, но сделать все разом невозможно, считает вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс.

«Форс-мажор для некоторых — да, для некоторых не очень, когда это касается прав потребителей, потому что тогда мы просто нанесем удар по спросу. А все, что сейчас делается, это все-таки поддержание хоть какого-то спроса, чтобы развивалось предложение, то есть производство. Поэтому шаг за шагом, с какими-то разумными интервалами, я абсолютно уверен, это будет делаться. В настоящий момент эта так называемая мобилизационная модель правительства, судя по всему, работает. Последний признак — это создание так называемого президиума правительства, чтобы не собирать всю команду, а собрать все-таки тех, кто очень важен. В этом смысле я настроен оптимистически и считаю, что да, шаг за шагом все будет делаться, но скопом все и сразу — как хотелось, в частности, предпринимательнице, которая выступала так эмоционально на встрече с президентом, — не получится».

Президиум правительства во главе с премьер-министром Михаилом Мишустиным в России был образован в воскресенье для решения оперативных вопросов в условиях эпидемиологического и экономического кризиса. В него вошли все ключевые фигуры кабинета министров.

← Назад