Ru
En
Наше мнение

Только по сути

Legal AntiVirus: первая судебная практика о процессуальных сроках

Процессуальные сроки во время пандемии

Изменение режима работы судов и ограничение возможностей граждан и организаций по подготовке к процессам и участию в них неизбежно привели к вопросам об исчислении процессуальных сроков.

Попытка найти на них ответы была сделана в Обзоре Президиума Верховного Суда РФ от 21.04.2020 № 1 и показала, что многое будет зависеть от усмотрения суда в рамках конкретного дела. Пока практика формируется, следует обратить внимание на те судебные акты, в которых по состоянию на 19 мая 2020 года уже затрагиваются вопросы исчисления процессуальных сроков в условиях борьбы с COVID-19.

  1. Объявление периодов с 30 марта по 30 апреля и с 06 мая по 08 мая 2020 года нерабочими днями никак не влияет на течение процессуальных сроков.

Согласно Указам Президента РФ от 25.03.2020 № 206, от 02.04.2020 № 239 и от 28.04.2020 № 294 периоды с 30 марта по 30 апреля и с 06 мая по 08 мая 2020 года были объявлены «нерабочими днями». Однако это никак не повлияло на течение процессуальных сроков, которые исчислялись точно так же, как если бы подобное объявление сделано не было.

Это, в частности, означает, что в процессуальные сроки, установленные в днях, не включались только выходные дни и майские праздники.

Например, в деле № А51-26421/2019, рассмотренном в порядке упрощенного производства, резолютивная часть определения об оставлении искового заявления без рассмотрения была вынесена 09.04.2020. Ответчик подал заявление о составлении мотивированного акта 20.04.2020. Суд вернул заявление ответчику, отметив, что оно должно было быть подано в течение 5 дней с момента вынесения определения, т.е. не позднее 16.04.2020. Таким образом, из расчета были исключены только выходные дни (11, 12, 18 и 19 апреля)[1].

Практике уже известны случаи, когда суды возвращают жалобы (заявления) в связи с пропуском установленного срока, основываясь на позиции Верховного Суда РФ о том, что дни, названные в Указах Президента РФ нерабочими, не являются таковыми с точки зрения процессуального законодательства[2].

  1. Если из-за введенных ограничений участник не успевает совершить действия, для которых суд предоставил ему время (например, собрать доказательства, провести сверку взаиморасчетов с оппонентами, завершить переговорный процесс), он может попросить о продлении указанного срока.

На сегодняшний день встречаются случаи, когда суд автоматически продлевал ранее установленный срок, в том числе ссылаясь на объявление нерабочих дней[3]. Однако подобные примеры следует рассматривать скорее как исключение. По общему правилу, такое продление допустимо только по ходатайству лица, участвующего в деле.

При этом простой ссылки на существующие в регионе ограничения, вероятнее всего, будет недостаточно. Необходимо доказать, что именно из-за них участник процесса, действуя добросовестно, не смог совершить конкретное процессуальное действие в срок, обозначенный судом.

Например, в деле № А40-147855/2019 кассационная жалоба была оставлена без движения до 20.04.2020. От заявителя поступило ходатайство о продлении указанного срока, в удовлетворении которого суд отказал. Мотивы кассации сводились к следующему: а) ходатайство не содержит указания на конкретные причины, объективно препятствующие исполнить определение; б) заявитель не указал мероприятия, которые должны были быть осуществлены для исполнения определения и которые не могли быть осуществлены[4].

  1. Процессуальный срок, пропущенный из-за введенных ограничений, может быть восстановлен только при условии, что лицо докажет наличие причинно-следственный связи между пропуском срока и такими ограничениями.

При рассмотрении вопроса о восстановлении срока суд будет учитывать особенности конкретной ситуации и возможности участника процесса по совершению конкретного процессуального действия[5].

Так, в деле А19-25907/2019 решение о привлечении к административной ответственности было вынесено 19.03.2020, а апелляционная жалоба подана через «Мой арбитр» 14.04.2020. Одновременно апеллянт ходатайствовал о восстановлении срока на обжалование, ссылаясь на введенные в регионе ограничения из-за борьбы с COVID-19. Апелляционная инстанция отказала в удовлетворении ходатайства, отметив, что сам по себе факт введенных ограничений не свидетельствует о наличии оснований для восстановления срока, лицо не доказало, каким образом названные ограничения повлияли на его возможность своевременно обжаловать судебное решение[6].

К числу уважительных причин пропуска срока могут быть, в частности, отнесены:

  • нахождение лица на лечении в медицинском учреждении или применение к нему изоляционных мер.

Например, в деле № А65-37531/2019 ответчик (индивидуальный предприниматель) просил восстановить срок на подачу заявления об изготовлении мотивированного решения, вынесенного в порядке упрощенного производства. В обосновании он указал, что находился на самоизоляции. Суд удовлетворил ходатайство[7];

  • отсутствие возможности отправить процессуальные документы почтой.

Интересной иллюстрацией того, как может оцениваться данное обстоятельство, служит дело № А51-25008/2018. В нём истцы просили восстановить срок на подачу кассационной жалобы как раз со ссылкой на невозможность отправить почту из-за режима повышенной готовности. Кассация оставила ходатайство без удовлетворения, приняв во внимание, что а) остальным участникам процесса жалоба была направлена своевременно; б) не было представлено доказательств того, что режим работы ОПС был изменен таким образом, что отправка почты была невозможна[8];

  • отсутствие возможности подать документы с использованием сети Интернет (например, с 23 марта по 06 апреля отсутствовала техническая возможность подать документы через «Мой арбитр» в Арбитражный суд города Москвы).

Оценивая ссылку на данное обстоятельство, суды могут учитывать как режим работы, так и поведение участника процесса. Например, в деле № А26-732/2020 суд отказал в восстановлении пропущенного срока, указав, что заявителем является управляющая компания, чья деятельность в период объявленного в Карелии карантина не могла быть полностью приостановлена, «Мой арбитр» не прекращал работу, документы от лица поступили именно с использованием этого ресурса, в связи с чем технические препятствия для своевременного обращения отсутствовали[9];

  • отсутствие доступа к оргтехнике, который бы позволил сформировать комплект документов для подачи в суд[10].

Следует, однако, отметить, что некоторые суды не рассматривают это в качестве уважительной причины пропуска срока. Так, в деле № А56-69011/2019 общество просило восстановить срок на подачу кассационной жалобы, ссылаясь на то, что из-за введенных ограничений оно не осуществляло деятельность, а офис с компьютерной техникой был закрыт. Кассация отказала в восстановлении срока (правда, без какого-либо обоснования) и вернула кассационную жалобу[11];

  • ненаправление (позднее направление) лицу судебного акта, который подлежал обжалованию (наиболее актуально для судов общей юрисдикции).

В завершение, в качестве нетипичного примера можно привести дело № А33-3847/2020, в котором срок на подачу заявления о составлении мотивированного решения был восстановлен со ссылкой на то, что а) резолютивная часть была размещена 28.03.2020, в период принятия мер по профилактике коронавируса и установления внеплановых нерабочих дней; б) разъяснение Верховного Суда РФ о невключении «нерабочих дней» было дано только 21.04.2020. Суд также учел, что заявление о составлении мотивированного акта поступило 23.04.2020, т.е. почти сразу же после разъяснений[12].

 

[1] Определение АС Приморского края от 29.04.2020 по делу № А51-26421/2019.

[2] Напр., определение 9ААС от 15.05.2020 по делу № А40-331092/2019, определение 4ААС от 08.05.2020 по делу № А19-25907/2019, определение 4ААС от 06.05.2020 по делу № А58-11111/2019, определение 21ААС от 24.04.2020 по делу № А83-5158/2018, определение АС Приморского края от 29.04.2020 по делу № А51-26421/2019.

[3] Напр., определения 11ААС от 12.05.2020 и от 23.04.2020 по делу № А65-8904/2019, определение АС Пензенской области от 08.05.2020 по делу № А49-1967/2020, определение СИП от 21.04.2020 по делу № СИП-224/2020, определения АС Республики Тыва от 16.04.2020 и от 12.05.2020 по делу № А69-663/2020.

[4] Определение АС Московского округа от 28.04.2020 по делу № А40-147855/2019.

[5] Справедливости ради следует отметить, что в практике встречаются примеры восстановления срока с простой ссылкой на нерабочие дни, установленные Президентом РФ (напр., определение АС Западно-Сибирского округа от 12.05.2020 по делу № А81-5638/2015). Но, учитывая Обзор Президиума Верховного Суда РФ от 21.04.2020, такой подход не следует рассматривать как общепринятый.

[6] Определение 4ААС от 08.05.2020 по делу № А19-25907/2019.

См. также, напр., определение АС Северо-Западного округа от 08.05.2020 по делу № А13-1500/2017.

[7] Решение АС Республики Татарстан от 28.04.2020 по делу № А65-37531/2019. См. также, напр., решение АС Республики Коми от 27.04.2020 по делу № А29-678/2020.

Вместе с тем, полагаем, что подход, продемонстрированный в приведенном примере, скорее всего будет серьезно скорректирован в практике арбитражных судов и нахождение лица на самоизоляции само по себе не будет признаваться уважительной причиной для восстановления срока.

[8] Определение АС Дальневосточного округа от 06.05.2020 по делу № А51-25008/2018.

[9] Определение АС Республики Карелия от 23.04.2020 по делу № А26-732/2020.

[10] Напр., определение 15ААС от 08.05.2020 по делу № А53-13772/2019.

[11] Определение АС Северо-Западного округа от 27.04.2020 по делу № А56-69011/2019.

[12] Решение АС Красноярского края от 29.04.2020 по делу № А33-3847/2020.

← Назад