{
}
Ru
En
Наше мнение

Только по сути

26 декабря 2022

КС разъяснил порядок заключения соглашения с единственным участником торгов

Конституционный суд (КС) уточнил смысл нормы Гражданского кодекса (ГК) о заключении договора с единственным участником торгов. Поводом для проверки в высшей судебной инстанции конституционности п. 2 ст. 432, п. 1 ст. 438, п.4 ст. 445, п. 5 ст. 447, п. 4 с. 448 ГК стала жалоба акционерного общества «Системный оператор Единой энергетической системы» (АО «СО ЕЭС»).

В 2019 г. управление ФАС по Москве выявило нарушения законодательства о закупках в действиях АО «СО ЕЭС» при проведении конкурса на выполнение работ по уборке прилегающей территории. Тогда антимонопольный орган пришел к выводу, что отказ от заключения с ООО «АВК Комплекс» договора по результатам конкурса необоснован, и обязал его завершить процедуры закупки.

Впоследствии АО «СО ЕЭС» не согласилось с предписанием ФАС и обратилось с требованием о признании решения и предписания антимонопольного органа недействительными в Арбитражный суд города Москвы, который в удовлетворении требований отказал, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций. АО «СО ЕЭС» настаивало на том, что при проведении конкурса к закупке была допущена только одна заявка и конкурс был признан несостоявшимся.

В своей жалобе заявитель оспорил положения ГК, поскольку считает, что эти нормы ограничивают свободу договора в гражданском обороте и допускают принуждение организатора торгов к заключению договора с единственным участником даже при признании конкурса несостоявшимся. Кроме того, АО «СО ЕЭС» усомнилось в конституционности нормы ст. 445 ГК, которая позволяет антимонопольному органу в не предусмотренных законом случаях требовать заключения договора в административном порядке.

Рассмотрев жалобу, КС пришел к следующим выводам: в России должны создаваться максимально благоприятные условия для функционирования экономической системы. ГК, устанавливая, что аукцион и конкурс, в которых участвовал только один участник, признаются несостоявшимися, не регламентирует дальнейшие последствия принятия такого решения. «Это, однако, нельзя считать пробелом в правовом регулировании – исходя из природы данной общей нормы, рассчитанной на применение при отсутствии специального регулирования. В отдельных же законах такие последствия законодатель предусмотрел», – указывается в постановлении КС. В заключении суд утвердил, что оспариваемые нормы признаны не противоречащими Конституции, поскольку они не предполагают обязанности организатора торгов заключить договор, на право заключения которого проводятся обязательные торги, с единственным участником торгов в случае их признания несостоявшимися в связи с отсутствием других участников торгов, если в положении о закупке, принятом в соответствии с данным законом, прямо предусмотрено, что в этом случае договор не заключается и торги проводятся повторно.

КС прекратил производство по делу в части проверки п. 4 ст. 445 ГК, а судебные акты, вынесенные в отношении акционерного общества на основании п. 2 ст. 432, п. 1 ст. 438, п. 5 ст. 447 и п. 4 ст. 448 ГК РФ в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в постановлении, подлежат пересмотру.

Ранее суды не признавали за заказчиками права определить в закупочной документации последствие допуска к процедуре заявки единственного участника, считает адвокат Forward Legal Илья Рыжаков. По его мнению, наиболее важным является вывод суда о том, что заказчикам, организующим закупку на торгах, разрешено отказывать в заключении договора, в случае если конкурентная процедура признана несостоявшейся по причине допуска к участию только одной заявки и в положении о закупке заказчик предусмотрел в качестве последствия в такой ситуации проведение повторных торгов.

← Назад