Ru
En
Наше мнение

Только по сути

10 июля 2020

Катастрофа в Норильске может привести к суду Росприроднадзора и «Норникеля»

«Норникель» оспаривает размер вреда, причиненного окружающей среде в результате разлива дизельного топлива, об этом компания в письме уведомила Росприроднадзор», – сообщила пресс-служба «Норникеля», крупнейшего в мире производителя палладия и никеля. Росприроднадзор 6 июля сообщил, что ущерб от разлития 21 163​ т нефтепродуктов составил почти 148 млрд руб.: ущерб водным объектам оценен в 147 млрд руб., почвам – в 738 млн руб. Экологическая катастрофа произошла 29 мая в Норильске: подломились опоры резервуара, произошло разлитие дизтоплива, которое утекло в реки Далдыкан и Амбарная. Это беспрецедентный для России размер ущерба окружающей среде.

Возмещение ущерба природе – это единственная статья, по которой «Норникель» может понести серьезные финансовые потери в этой истории. Непосредственно ликвидацию последствий, прежде всего сбор мазута из рек, президент и основной бенефициар «Норникеля» Владимир Потанин оценил примерно в 10 млрд руб. Штрафы за экологические нарушения в России очень малы – на несколько порядков ниже, чем ущерб окружающей среде, напоминает аналитик АКРА Максим Худалов.

Согласно закону «Об охране окружающей среды» если нарушитель и Росприроднадзор не договорятся о размере ущерба, который компания готова погасить добровольно, то ведомство имеет право подать иск в арбитражный суд.

«Государство может требовать от «Норникеля» возместить ущерб экологии как деньгами, так и работами по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды», – говорит адвокат юрфирмы Forward Legal Александр Филатов. «Законом допускается возмещение вреда путем восстановления нарушенного состояния окружающей среды, оно должно вестись по специальному проекту; стоимость этих работ вычитается из общей оценки ущерба, остаток придется возмещать денежными средствами», – говорит партнер юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов.

«Оценка ущерба Росприроднадзором действительно выглядит чрезмерно высокой. Даже Greenpeace называл ущерб меньше – 107 млрд руб. Наша оценка – 22–25 млрд руб.», – говорит Худалов.

«Оценка Росприроднадзора адекватна причиненному ущербу, – не согласен руководитель программы экологической ответственности WWF по России Алексей Книжников, – деградация территории ужасная с точки зрения состояния водных объектов, растительности – это зона экологической катастрофы».

Крупнейшие экологические катастрофы в России

2007 г., Керченский пролив
В условиях сильного шторма в Керченском проливе потерпели крушение сухогрузы «Вольногорск», «Нахичевань», «Ковель» и нефтеналивной танкер «Волгонефть-139». Танкер разломился надвое. Всего в пролив попало 2300 т смазочных материалов, 5,5 т дизельного топлива, более 1300 т мазута и 7000 т серы. Была загрязнена акватория Таманского залива и прилегающая береговая полоса на протяжении около 250 км в России и на Украине.
Ущерб составил 30 млрд руб.

2009 г., Саяно-Шушенская ГЭС
Из-за разрушения второго гидроагрегата в машинный зал станции под большим напором стала поступать вода, затопившая и зал, и технические помещения под ним. Короткое замыкание в системах управления генераторов привело к полному прекращению работы ГЭС.
В Енисей попало до 50 т турбинного масла. Росприроднадзор оценил экологический ущерб в 469,4 млн руб. В августе 2012 г. арбитражный суд Хакасии удовлетворил иск Росприроднадзора о взыскании с собственника ГЭС – ОАО «Русгидро» – 110,6 млн руб.

2018 г., Иреляхская россыпь
Резкий подъем воды из-за ливней в середине августа стал причиной размыва дамб водохранилища «Алросы» в Мирнинском районе Якутии, что привело к загрязнению илом и песком рек Ирелях, Малая Ботуобуя и Вилюй. Ущерб от прорыва дамб «Алросы» в Якутии предварительно оценен почти в 27 млрд руб.

«В случаях причинения серьезного ущерба экологии крупными компаниями дело редко доходит до суда: нарушители обычно стараются договориться с Росприроднадзором», – отмечает партнер юрфирмы «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Ковалев. Случаев предъявления в России более-менее сопоставимых по размерам исков за вред экологии, кажется, не было; в случае суда исход дела решит борьба экспертиз – и ответчик, и истец закажут экспертизы, дополнительную экспертизу может назначить суд, продолжает Ковалев. Но надо учитывать, что дело, после того как на него обратил внимание глава государства, приняло политический характер, добавляет он. Именно суд может определить как размер ущерба, так и способ его возмещения, говорит Филатов.

Решение, как наказать компанию, будет приниматься исходя из ее финансовых возможностей, полагает руководитель практики энергетики и природных ресурсов Bryan Cave Leighton Paisner Russia (бывшая Goltsblat BLP) Айдын Джебраилов. Он напомнил, что в 1994 г. после разлива нефти в Коми компания «Коминефть» выплатила всего порядка $120 млн за утечку намного более серьезную: объем вылившейся нефти оценивался в 120 000–400 000 т.

Росприроднадзор некорректно определил количество нефтепродуктов, попавших в водные объекты, утверждает «Норникель», не приводя собственных данных. Также Росприроднадзор необоснованно использовал при расчете ущерба максимальный коэффициент 5, учитывающий длительность негативного воздействия загрязняющих веществ на водный объект при непринятии мер по его ликвидации (Кдл), заявил «Норникель». Такой коэффициент используется при непринятии или длительном непринятии мер по ликвидации последствий, а «Норникель» принял незамедлительные меры, уверяет компания. Также не согласна компания с аргументом, что максимальный Кдл 5 надо использовать потому, что в реки попали именно нефтепродукты: нефтепродукты собираются с поверхности водного объекта и не растворяются в воде.

Потанину принадлежит 34,54% «Норникеля», второй крупный акционер с пакетом 27,82% – компания En+, которую ранее контролировал Олег Дерипаска. В 2019 г. «Норникель» получил 878 млрд руб. выручки и 388 млрд руб. чистой прибыли. «Норникель» смог бы без проблем возместить и такой гигантский ущерб, особенно с учетом того, что возмещение будет растянуто во времени и может выражаться в нематериальной форме, например в заселении водных объектов рыбой и т. д., говорит Худалов. Но согласие с таким ущербом без попыток его оспорить создало бы плохой прецедент в глазах инвесторов, особенно иностранных, для всей российской промышленности, считает Худалов. Инвесторы и так считают регулирование бизнеса в России непредсказуемым и недостаточно прозрачным, а тут получается, что аварии, которых нельзя избежать совсем, способны поставить любую компанию на грань разорения, добавляет он.

← Назад