Ru
En
Наше мнение

Только по сути

18 августа 2022

Какие у инвесторов есть варианты по разблокировке своих бумаг

Почти полгода российские инвесторы пытаются понять, как им разблокировать свои бумаги, пока власти и Банк России не выработали централизованного решения. «Если бы это была легкореализуемая задача, она, наверное, была бы уже решена», – говорил в июле «Ведомостям» первый зампред ЦБ Владимир Чистюхин. Судебный процесс может занять годы, европейские консультанты за получение лицензии на разблокировку требуют большой чек, а покупатели на внебиржевом рынке предлагают гигантский дисконт. «Ведомости» разбирались, какие сейчас у инвесторов есть варианты и какой из них наиболее реализуем.

Международные депозитарии Euroclear и Clearstream в конце февраля закрыли «мост» с Национальным расчетным депозитарием (НРД), а в начале июня Евросоюз ввел против него санкции, законодательно отрезав российских инвесторов от своих ценных бумаг.

Заблокированные активы оказались как минимум у 5 млн человек, иностранных акций заморожено на 320 млрд руб., оценивал ЦБ. Всего же, по оценке регулятора, в НРД зависло ценных бумаг на 6 трлн в рублевом эквиваленте. С тех пор глобальных изменений в структуре заблокированных активов не произошло, потому что на них оказывала влияние исключительно валютная переоценка, уточнил представитель Центробанка.

16 августа НРД отменил комиссии за перевод российских ценных бумаг из иностранных депозитариев. Этот шаг стал ответом на заявление Еврокомиссии, которая озвучила условия разморозки активов россиян: отсутствие для НРД экономической выгоды от перевода активов и согласование сделки регуляторами стран, в которых зарегистрированы иностранные контрагенты НРД.

НРД также обратился в суд Европейского союза в Люксембурге с просьбой отменить введенные ограничения – депозитарий хочет доказать неправомерность и необоснованность включения в санкционные списки, из-за чего пострадали российские и иностранные инвесторы.

В ожидании «героя»

Несмотря на то что с первых же дней НРД и Мосбиржа пытались найти системное решение вопроса, санкционное давление с каждым днем нарастает, говорит партнер BGP Litigation Татьяна Невеева. Изначально напуганные инвесторы пытались продать активы на внебиржевом рынке с существенным дисконтом, но потом стали более взвешенно относиться к своим деньгам, вспоминает она. Инвесторы действительно ждали квалифицированного инвестора, которого прозвали «белым рыцарем», планирующим скупить львиную долю замороженных активов на внебиржевом рынке, говорит «Ведомостям» представитель крупной управляющей компании. По наблюдениям управляющих, дисконт на активы таких покупателей превышает 50% и часть клиентов действительно может посчитать такую цену приемлемой, правда, при таких условиях его поступок весьма субъективно будет «рыцарским», говорит собеседник.

Впрочем, успешные попытки добраться до замороженных активов есть, но каждый кейс индивидуален. Европейские или американские банки в качестве посредников могут по-разному реагировать на российское гражданство, а обладание вторым гражданством или ВНЖ ничего не гарантирует, но значительно облегчает диалог, рассказывает представитель одного из крупных российских family office. По его словам, несколько клиентов офиса успешно разморозили свои активы, но он не назвал количество или сумму успешных сделок, добавив, что в последнее время это самый популярный запрос от клиентов.

Пойти в суд

Инвестор может подать претензию в Euroclear или в Совет ЕС, но ни тот ни другой вариант не имеют перспектив, считает советник по санкционным вопросам коллегии адвокатов Pen & Paper Кира Винокурова: в Совет ЕС может обратиться только лицо, в отношении которого введены санкции ЕС, и только с запросом на их снятие, получение разрешений или смягчений санкций не предусмотрено. Что касается Euroclear, то он обязан отвечать только на претензии клиентов, а российские инвесторы ими напрямую не являются, говорит юрист. Euroclear к тому же исполняет действующее регулирование ЕС, а значит, имеет правовой иммунитет от претензий, связанных с исполнением санкций, резюмирует Винокурова.

Из 14 дел по оспариванию санкций в ЕС до февраля 2022 г. ни одно не завершилось успехом, что говорит о малой вероятности быстрого и единообразного решения по заблокированным активам, предполагает Невеева.

Инвестор может попытаться в суде доказать, что санкции против НРД не должны касаться его активов, считает юрист Forward Legal Олесь Груздев. При такой стратегии инвестору нужно доказать, что он не связан ни с кем из подсанкционных лиц и не имеет отношения к отраслям экономики, которых касаются санкционные ограничения, например к оборонной отрасли, поясняет юрист. Инвестор должен будет раскрыть перечень контрагентов, источники получения денежных средств и представить историю участия в государственных закупках, сказал Груздев.

 

Некоторые профучастники рассматривают запуск судебных процедур в европейской юрисдикции без участия НРД – например, обратиться в бельгийский коммерческий суд, чтобы обжаловать действия Euroclear, говорит Винокурова, но это не самая удачная затея: она может повлечь необходимость обращения национального суда в Суд ЕС за разъяснениями, что может затянуть рассмотрение еще примерно на год.

Получить лицензию

Наиболее реальный вариант самостоятельно добиться разморозки активов – получить на это лицензию от европейского регулятора. Ее возможно запросить коллективно (вместе со своим брокером / управляющей компанией или группой инвесторов) или самостоятельно. Но все же юристы считают, что у коллективного обращения есть ряд преимуществ – оно дешевле, унифицировано и может привлечь больше внимания.

Адвокатское бюро «Рыбалкин, Горцунян, Дякин и партнеры» выбрало коллективную подачу заявления. На сегодняшний день размер требований составляет около 1 млрд евро, говорит партнер юрфирмы Илья Рыбалкин. Участие в проекте подтвердили около 20 инвесторов, среди которых в основном квалифицированные инвесторы – собственники бизнеса и топ-менеджеры, а также западные и российские инвестиционные компании, рассказывает он. Но в бюро ждут роста количества инвесторов в несколько раз.

Юристы планируют в сентябре обратиться в Euroclear и к профильному европейскому регулятору с требованием получить лицензию. В случае отказа Euroclear обратиться за лицензией либо отказа регулятора выдать ее инвесторы вправе обратиться в европейские суды с требованиями, отмечает Рыбалкин. Но он полагает, что начинать с судебного процесса неправильно, неумно и неуместно – всегда существует пространство для согласования приемлемой юридической позиции. Если же юристы поймут, что Euroclear или регулятор не готовы двигаться в конструктивном направлении, то тогда, возможно, инициируют судебные процедуры. Вознаграждение за успех будет обсуждаться с каждым инвестором отдельно, резюмирует Рыбалкин.

Юрфирма Level Legal Services также ведет переговоры с пострадавшими инвесторами, чтобы их объединить и снизить транзакционные издержки, а также систематизировать их по группам и составу требований, поделился планами партнер Алексей Дудко. По его мнению, защита прав российских инвесторов должна решаться системно и требует комбинирования как внесудебных (переговоры с регулятором, взаимодействие с Euroclear), так и судебно-арбитражных средств защиты (возможные иски в бельгийские суды и, потенциально, международный инвестиционный арбитраж). В BGP Litigation также подтвердили, что «работают с клиентами по этому вопросу и готовятся к подаче».

Управляющие в деле

Профучастники тоже рассматривают вариант с лицензией. «Альфа-капитал» анализирует возможность обращения в Euroclear и профильные регулирующие органы ЕС с целью получения лицензии, которая позволила бы осуществить транзакции с заблокированными ценными бумагами, сказал руководитель направления по взаимодействию с госорганами Николай Швайковский. Сейчас идет оценка клиентской базы и объема требований, формируется дорожная карта мероприятий, о сроках подачи обращения, как и сроках его рассмотрения, говорить пока преждевременно, сказал он. У юридических консультантов, с которыми работает «Альфа-капитал», есть предположение, что в силу меньшего объема клиентской базы у компании чуть больше шансов быстрее получить ответ на обращение, чем у огромного НРД, писал ранее в Telegram-канале Alfa Wealth старший инвестиционный консультант УК «Альфа-капитал» Алексей Климюк.

Получение лицензии и разморозка активов – это дотошная юридическая работа, которая, по оценкам собеседника еще в одной управляющей компании, займет больше года, потому что евролицензия оформляется индивидуально на каждого клиента с оформлением каждого актива.

Но коллективное обращение – процедура сильно дорогостоящая. По подсчетам специалистов УК, коллективное обращение будет стоить до $500 000 для нескольких тысяч счетов, делится собеседник в управляющей компании, который ведет проект по разморозке. Но оплата юристов, естественно, не гарантирует получения лицензии, предупреждает он. Комиссионные, которые УК получает с клиентов, не в состоянии покрыть расходы на услуги европейских консультантов, чек которых начинается от $50 000, поэтому получение разрешения будут оплачивать сами клиенты, говорит источник в средней по размеру УК: там рассматривают возможность аннулировать на два года свою комиссию, но это лишь частично покроет расходы на получение лицензии.

Один из ключевых вопросов в этом процессе – поиск места, куда инвесторы будут переводить размороженные активы, ими могут стать банки, у которых есть прямые счета в Euroclear, а контролирующие акционеры находятся в иностранной юрисдикции, делится другой собеседник в УК.

Что еще делают игроки и власти

В июне Владимир Путин утвердил временный порядок обслуживания суверенных евробондов, согласно которым Минфин будет выплачивать резидентам купоны в рублях.

Что касается корпоративных евробондов, то российским компаниям разрешили создать так называемые замещающие облигации – по ним разрешили выплачивать купоны в рублях через счет типа Д. Такие облигации можно получить взамен заблокированных евробондов. Первым эмитентом стал ПИК: девелопер выпустил 28 июля замещающие евробонды на $395 млн с номиналом $1000. Совкомбанк 8 августа выпустил замещающие евробонды на $600 млн. Купить их могут только квалифицированные инвесторы, а номинал одной облигации равен $200 000.

В июне ЦБ представил концепцию решения проблемы с заблокированными иностранными бумагами в паевых инвестфондах (ПИФ), которая подразумевает создание отдельного закрытого ПИФа нового типа А. Но, как писали «Ведомости», принятие концепции забуксовало из-за необходимости изменения законодательства.

Некоторые игроки не стали дожидаться централизованного решения: «Тинькофф» выкупил на баланс группы часть заблокированных активов в своем долларовом биржевом фонде на 500 млн руб. На эти деньги фонд купил аналогичные бумаги, но с хранением в Clearstream и Euroclear напрямую. Это позволило возобновить торги паями фонда на Мосбирже.

Но не все самостоятельные шаги имеют успех. Одна из крупных управляющих компаний пыталась использовать депозитарий из СНГ, потому что только там есть прямая линия с НРД и депозитарием из Евросоюза, рассказывает собеседник в компании. Но условный армянский депозитарий перед операцией должен запрашивать разрешение о переводе с НРД на армянский счет в Euroclear, что также запрещено, говорит он. «А при общении с европейскими органами нас либо игнорируют, либо гоняют по инстанциям», – жалуется собеседник.

Поэтому часть профучастников все же предпочитают ждать единого решения. В УК «Открытие» есть клиенты, которые выражают определенное раздражение, потому что никак не могут распоряжаться частью своих валютных активов, но, по наблюдениям управляющих, точечные подходы без перспективы стать универсальными вызывают еще больше негатива, говорит начальник отдела инвестиционных продуктов и технологий УК «Открытие» Евгений Горбунов.

Брокер «Открытие инвестиции» обратился в санкционное подразделение минфина США с жалобой на швейцарский банк Credit Suisse, рассказывал гендиректор брокера Юрий Маслов: по мнению компании, опасаясь вторичных санкций, депозитарий намеренно затянул исполнение поручений на перевод части активов в НРД, которые были поданы в срок.

← Назад