Ru
En
Наше мнение

Только по сути

01 мая 2021

Юристы не нашли в решении властей запрета на аудиторов «большой четверки»

Опубликованное на прошлой неделе постановление правительства России, вводящее ограничения на работу иностранных аудиторов с российскими клиентами, не должно затронуть российских аудиторов, работающих под брендом международных компаний из «большой четверки» — Deloitte, EY, KPMG и PwC, считают опрошенные РБК юристы. Такого же мнения придерживается банк ВТБ (находится под секторальными санкциями США), который пользуется услугами российского EY («Эрнст энд Янг»).

Новый документ ограничивает доступ аудиторских фирм, находящихся под прямым или косвенным контролем иностранных граждан или компаний, к информации российских клиентов по целому ряду оснований, включая случаи, когда российская компания воспользовалась режимом изъятия информации из публичного поля в связи с риском введения или применения западных санкций. В том числе российские банки с 2018 года нередко прибегали к этому режиму, разрешенному правительством и Банком России: например, Промсвязьбанк закрывал часть информации из публичной отчетности, касающейся руководства банка, аффилированных лиц, крупных сделок; банки и страховщики, связанные с лицами под санкциями (Виктор Вексельберг, Олег Дерипаска), изымали информацию об акционерах и бенефициарах из реестра ЦБ.

Формулировки из постановления вызвали вопросы к интерпретации правительственного постановления среди участников рынка. В частности, финансовый директор ВТБ Дмитрий Пьянов в ходе презентации отчетности банка за первый квартал 2021 года, опубликованной 30 апреля, сообщил: «Мы ожидаем в ближайшее время разъяснений регуляторов на этот счет, либо со стороны Минфина, либо со стороны ЦБ». «Мы считаем, что наш аудитор [EY] не попадает под ограничения этого постановления», — подчеркнул Пьянов, объяснив, что EY и «Центр аудиторских технологий и решений» (два аудитора российского EY) не соответствуют критериям постановления, поскольку принадлежат российским гражданам, у них нет материнской зарубежной компании.

«Если мы посмотрим в открытых источниках на структуру собственности компаний «большой четверки» [в России], мы увидим, что там нет ни единого иностранца. С формальной точки зрения это российские юридические лица», — поясняет юрист, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян, оценивая работающих в России аудиторов международной «четверки» как «франшизу, находящуюся на русских компаниях». На отсутствие иностранцев в структуре владения аудиторскими компаниями из «большой четверки» указывает и юрист Forward Legal Станислав Бородаев. Компании под брендами KPMG, EY, Deloitte и PwC — лидеры российского рынка по выручке от оказания аудиторских услуг, следует из последнего рейтинга «РАЭКС-Аналитика» за 2019 год. Их объем бизнеса в этой сфере в разы превышает выручку ближайших конкурентов.

РБК направил запрос в Минфин России (регулятор в сфере аудита), но не получил ответа в течение нескольких дней. РБК также направил запрос в ЦБ. В российских компаниях «большой четверки» воздержались от комментариев, другие аудиторские фирмы, использующие иностранный бренд, не ответили на запросы.

Что в формулировках вызывает вопросы

«В постановлении предлагается оценивать корпоративную структуру с разных сторон, упоминается термин «группа лиц», — говорит Авакян. — Например, закон о защите конкуренции предлагает широкое понимание группы лиц. В этом случае нужно смотреть на корпоративное участие акционеров российских компаний в иностранных структурах». «Если задаться целью и раскрутить всю структуру владения, вполне возможно, что будет обнаружена опосредованная связь с иностранными компаниями через взаимное участие физлиц в иностранных и российских структурах», — допускает она. При этом ей не кажется логичным запрещать публичным акционерным обществам, нуждающимся в привлечении капитала, работать с аудиторами, обеспечивающими возможность такого привлечения.

Правительственное постановление не обязывает разорвать или не начинать сотрудничество с иностранными аудиторами в случае изъятий информации, но бизнес-этика крупных аудиторских фирм подразумевает, что они не могут аудировать отчетность клиентов, не имея полного доступа ко всей релевантной информации.

Говоря об аудиторе ВТБ, финдиректор госбанка указал, что де-факто EY в России является членом международной глобальной сети EY, но юридически российское юрлицо не входит в международную группу компаний. «Членство аудиторской организации в международной сети не установлено этим постановлением правительства в качестве самостоятельного основания, что такую аудиторскую организацию нужно рассматривать под прямым или косвенным контролем иностранных организаций», — объясняет Пьянов.

«Критерии для определения факта контроля аудитора иностранным лицом зависят от организационно-правовой формы аудитора. Так, согласно данным сайта Ernst & Young, аудиторские услуги оказываются ООО «Центр аудиторских технологий и решений», которое принадлежит на 100% физическим лицам — гражданам России. Согласно положениям ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», факт контроля устанавливается при владении более 50% компании. Таким образом, несмотря на вышеупомянутое постановление, клиенты ООО «Центр аудиторских технологий и решений» будут вправе раскрывать всю необходимую для аудиторов информацию без ограничений, поскольку эта компания на 100% принадлежит гражданам России», — говорит Бородаев из Forward Legal. В отношении KPMG и Deloitte, по его словам, ситуация аналогичная: существуют две компании ООО «КПМГ» и ООО «Делойт Аудит», каждая принадлежит на 100% физическим лицам — гражданам России. «Запреты, установленные постановлением правительства, не будут распространяться на эти компании, которые работают под соответствующими брендами», — уверен юрист.

Какие аудиторы работают в России

Постановление распространяется на аудиторов в России, которые связаны с иностранными или международными структурами отношениями собственности и/или контроля. В России практически нет таких аудиторских фирм. Не только компании, представляющие в России «большую четверку» (EY, PwC, KPMG, Deloitte), но и другие фирмы из топ-15, использующие международный бренд («БДО Юникон», ФБК Грант Торнтон, «Бейкер Тилли», «Нексиа», «Мазар»), контролируются российскими акционерами — в основном физлицами, следует из данных ЕГРЮЛ и отчетности этих компаний.

Головная структура Deloitte в России — АО «Делойт и Туш СНГ». Ее единственным акционером является ООО «Делойт Аудит», учредителями которого в ЕГРЮЛ указаны пять россиян.

PwC в России представлена АО «ПвК Аудит», почти 100% которого владеет ООО «ПвК Аудиторские услуги». Последнее принадлежит 12 физическим лицам, следует из ее финансового отчета за 2020 год.

Акционерное общество КПМГ находится в 100-процентной собственности ООО «КПМГ», учредителями которого являются шесть физлиц.

Коммерческая структура компаний «большой четверки» начала меняться в 2016–2017 годах, напоминает Авакян: «Я полагаю, что были предприняты все необходимые шаги для того, чтобы компании стали полноценными российскими юрлицами, свободными от зависимости от иностранных структур».

Первый зампред Банка России Сергей Швецов говорил в 2018 году, что российские аудиторские компании работают под иностранным брендом по франшизе. По его словам, ЦБ анализировал структуру собственности так называемых иностранных аудиторских фирм и пришел к выводу, что большинство принадлежат российским физическим или юридическим лицам. «Нося бренд иностранной аудиторской компании, юридически они являются полностью российскими», — говорил Швецов.

Деятельность ООО «ФинЭкспертиза» (члена международной сети FinExpertiza) не находится под контролем ни одной из перечисленных в постановлении категорий лиц («иностранного гражданина, иностранного юридического лица, международной компании» и т.д.), сообщила РБК управляющий партнер FinExpertiza России Нина Козлова. В целом аудиторские стандарты предписывают аудиторским компаниям не заключать договор на аудит в случае, когда есть ограничения в получении информации, существенной для формирования аудитором мнения о финансовой отчетности, указала она.



← Назад