Ru
En
Наше мнение

Только по сути

04 июня 2020

«Янберг» требует отстоя долга

Воронежский производитель пивных кегов ООО «Янберг Контейнер Системс», принадлежащий Яну Белоглазову, вчера распространил открытое письмо к президенту Владимиру Путину, канцлеру ФРГ Ангеле Меркель, воронежскому губернатору Александру Гусеву, другим российским чиновникам и топ-менеджерам Siemens, подразделение которого является партнером ООО, с просьбой уберечь предприятие от закрытия. По утверждению авторов письма, их работе угрожает не столько коронавирус, сколько «неуступчивость» лизинговой компании «Сименс Финанс», ранее выдавшей компании 60 млн руб. под 24% годовых. На заводе просят из-за пандемии снизить сумму процентов к выплате с 50 до 24 млн руб., но в «Сименс Финанс», по данным «Янберга», готовы на уменьшение лишь до 40 млн руб. Юристы советуют вместо рассылки писем обратиться в суд.

«Открытое обращение» к СМИ, органам власти и представителям Siemens вчера было разослано от имени некоего В.В. Белоглазова, однофамильца владельца предприятия Яна Белоглазова. Письмо от имени «70 семей» работников предприятия в Новоусманском районе (при этом под документом стоит 18 подписей) адресовано президенту РФ Владимиру Путину, канцлеру ФРГ Ангеле Меркель, главе Минпромторга РФ Денису Мантурову, губернатору Александру Гусеву, руководителю областного департамента промышленности Александру Десятирикову, CEO Siemens AG Джо Кайзеру и президенту Siemens в России Александру Либерову, а также руководителям СМИ.

В письме говорится, что завод «Янберг» является «единственным в России» предприятием, изготавливающим кеги из пищевой нержавеющей стали. «Многое изменилось» на предприятии с учетом коронавируса, отмечается в письме: работники перешли на более свободный график, снизилась зарплата, но сокращений не допускается. «Однако угробить наш завод может не коронавирус, а непоколебимая позиция со стороны ключевых партнеров — воронежского подразделения компании Siemens… “Янберг” работает на оборудовании, взятом у этой компании в лизинг. Его стоимость — 60 млн руб. Эти деньги завод уже успел выплатить. Но оставшаяся сумма для погашения — 50 млн руб., которую мы планировали исправно платить в соответствии с графиком. Но… начались проблемы с заказами», — констатируют авторы письма. Они заявляют, что из-за выплаты Siemens более 2 млн руб. в месяц возникли «проблемы с поставками сырья, завод начал простаивать»: «Увы, обращения к руководству воронежского подразделения Siemens о реструктуризации платежей или их отсрочке к серьезному результату не привели. Время идет — завод задыхается и скоро может просто умереть». Далее составители письма говорят, что от закрытия пострадают «тысячи работников» смежных отраслей.

Ян Белоглазов пояснил “Ъ-Черноземье”, что оборудование стоимостью 180 млн руб. (в частности, станки и другие производственные машины) было приобретено «Янбергом» у Siemens несколько лет назад. Но затем компании потребовались свободные финансовые средства после того, как на завод не пришла партия стали из Китая: "Нужно было срочно найти средства на закупку сырья, а банки отказались кредитовать нас."

Тогда мы договорились с "Сименс Финанс" об обратном лизинге на сумму 60 млн руб. под 24% годовых с ежемесячными выплатами; помимо основной суммы долга мы должны были отдать еще 50 млн руб. Мы отдали им основной долг, начали платить ежемесячно по 2 млн руб. до настоящего момента. Но сейчас спрос на продукцию упал: 50% кегов мы поставляли в страны СНГ, а теперь они закрыты. Снизилась потребность в продукции и у российских заказчиков, а платежи проходят с задержками. В результате наш оборот снизился в три раза, — пояснил господин Белоглазов. — Мы решили обратиться за возвратом НДС, который не проводили с 2015 года, и предложили Siemens после получения возврата перечислить 24 млн руб. им. Это не цифры с потолка — аудиторы провели расчеты. Но в Siemens оказались готовы снизить сумму только до 40 млн руб., хотя 24 млн руб. мы им готовы единовременно выплатить на два года раньше срока». По словам господина Белоглазова, если Siemens не пойдет на уступки, «Янберг» попробует добиться их в суде.

В Siemens вчера не ответили на запрос “Ъ-Черноземье”. В правительстве Воронежской области “Ъ-Черноземье” сообщили, что к ним официальные обращения от «Янберга» не поступали.

В нынешней экономической ситуации власти не предоставили какие-либо льготы сторонам договора лизинга, специальное «коронавирусное» регулирование в данной отрасли отсутствует, напоминает руководитель направления «коммерческие споры» фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Василий Малинин: «Требования "Янберга" могут основываться либо на положениях договора, либо на общих нормах гражданского законодательства. С точки зрения закона единственным основанием для изменения процентной ставки будет существенное изменение обстоятельств, которое позволяет требовать внесения изменений в договор в суде. Нынешняя реальность может быть квалифицирована судом именно как существенное изменение обстоятельств, но этого недостаточно. Пострадавшей стороне также важно доказать, что исполнение договора на прежних условиях повлекло бы такой ущерб, что сторона в значительной степени лишилась бы того, на что могла рассчитывать при заключении договора. Это можно обосновать, к примеру, снижением рентабельности использования лизингового оборудования при текущих расходах на оплату процентов. Если снижение процентов вернет рентабельность, тогда это покажет необходимость изменения договора. Кроме того, важно обосновать, что сторонам выгоднее изменить договор, чем разорвать: Гражданский кодекс ориентирует суды в первую очередь на расторжение договора. Впрочем, суды крайне редко используют соответствующую норму Гражданского кодекса для разрешения спорных ситуаций по договорам».

Изменения в договор можно внести и допсоглашением без судебного решения, напоминает юрист Forward Legal Станислав Бородаев: «Механизм судебного изменения договора редко практикуется. Наиболее вероятным кажется сценарий, когда суд признает текущие обстоятельства для завода форс-мажором. Это означает, что при просрочке платежей завод не будет нести ответственность, а очередной платеж будет необходимо внести после прекращения форс-мажорных обстоятельств. Если над компанией нависнет угроза банкротства, стоит попробовать применить положения о форс-мажоре».

Апрельский обзор практики Верховного суда РФ устанавливает, что нехватку средств можно признать обстоятельством непреодолимой силы, если оно вызвано ограничительными мерами, подчеркивает адвокат адвокатского бюро «Бишенов и Партнеры» Анжелика Решетникова: «Можно посоветовать обратиться в суд для снижения размера процентов по лизинговым платежам».

← Назад