Ru
En
Наше мнение

Только по сути

04 января 2016

Если вы используете офшоры, у вас будут проблемы?

Алексей Карпенко: «Если вы используете офшоры для экономии на налогах, у вас однозначно будут проблемы»

С нового года в России начал действовать Закон о деофшоризации. О том, что теперь делать бизнесу - срочно проводить реструктуризацию, покидать офшоры или оставить все как есть, - мы решили поговорить со старшим партнером адвокатского бюро Forward Legal Алексеем Карпенко.

Алексей, Закон о деофшоризации, о котором так долго говорило все юридическое сообщество, уже реальность. Какие шаги в связи с этим должны предпринять компании?

Январь 2014 года. Офис крупной компании, красивый вид на Москву, большой переговорный стол... В кабинет вбегает руководитель с квадратными глазами и огромным ватманом, говорит: «Грядет деофшоризация» и раскатывает ватман. Передо мной как будто рассыпали кулек с разноцветными леденцами: на ватмане Британские Виргинские Острова, Сейшелы и т.д. Руководитель в беспокойстве спрашивает: «Что делать? Давай завтра же начнем реструктуризацию!» Я дал ему самый короткий совет, всего из одного слова. Я сказал: «Подожди». И ждать пришлось недолго: 1 января 2015 года этот закон вступил в силу.

Возникает вопрос: следует ли ждать еще? Если структура бизнеса проста и выглядит приблизительно так: «российский налоговый резидент - офшорная компания - российская компания», а подобным образом построено большинство структур, то я не вижу смысла ждать. В принципе в течение месяца-полутора можно совершенно спокойно принимать решение. Но для того необходимо проанализировать структуру бизнеса.

Как это сделать?

Для начала, на мой взгляд, следует ответить на три ключевых вопроса.

Первый: есть ли в структуре организации, которые отвечают признакам контролируемой иностранной компании?

Второй: есть ли в структуре организации, которые отвечают признакам налогового резидента? Я хочу обратить внимание, что налоговое президентство и контролируемая иностранная компания - это взаимоисключающие статусы. Смею предположить, что большинство компаний, которые пребывают в офшорных структурах, - это фактически налоговые резиденты. Они почти все управляются из России. Здесь собираются советы директоров, ведется бухгалтерский учет, находится весь персонал и т.д. И, выбирая ту или иную стратегию действий, нужно понимать, является ли организация контролируемой иностранной компанией или налоговым резидентом.

Третий: для чего нужна эта структура? Если вы используете офшоры для экономии на налогах, у вас однозначно будут проблемы. Времена, когда все находится в офшорах и никто ничего не платит, прошли и больше никогда не вернутся. Это даже не вопрос возврата капитала или наполнения бюджета. Такова общемировая тенденция. Если вы в своем налоговом планировании будете по-прежнему полагаться на то, что кто-то за вас подержит акции, это будет огромным риском. Рано или поздно вами займутся, это лишь вопрос времени. Конечно, возможны проблемы с информационным обменом, но шансы на то, что вы окажетесь в числе тех, кого раскрыли, примерно 2 к 1. А уж если вами займутся предметно, вас раскроют гарантированно.

Но если ваша задача - охрана активов, использование английского права и английского правосудия, которому вы верите больше, чем нашему, то вступивший в силу закон, по сути, плата за охрану активов. Вам нужно признаться себе в этом, посчитать размер такой платы и постараться снизить его в рамках действующего законодательства. Это вполне возможно при наличии простой структуры бизнеса.

Подозреваю, что после того, как менеджмент ответит на перечисленные вопросы, придется просчитывать экономическую сторону вопроса. И только тогда станет понятно, стоит ли игра свеч.

Именно так. Ответы на первые три вопроса по большому счету не требуют никакого специального образования. Вы просто изучаете текст закона, рисуете свою структуру и отвечаете себе на вопросы: это контролируемая иностранная компания или нет? это резидент или нерезидент? А на вопрос «зачем мне все это?», кроме вас, вообще никто ответить не сможет.

Если вы все же решили поиграть с государством в эти игры, следует определить экономику вопроса. Нужно будет считать, во-первых, совокупную налоговую нагрузку, а во-вторых, расходы на реструктуризацию, если вы на нее решитесь.

Расходы состоят из двух глобальных частей. Первая - это затраты на юридических, финансовых и прочих консультантов. Безусловно, услуги будут стоить немало. Но они расскажут вам, как одно дерево, нарисованное на ватмане, превратить в другое дерево, но уже в соответствии с действующим законодательством.

В любом случае за содержание офшорной структуры придется очень дорого платить. Если раньше можно было воспользоваться услугами сервисной компании, скажем, на Кипре, которая обслуживала миллион человек по 1000 долларов за организацию в год, то сейчас надо будет переводить персонал, составлять документы о том, что управление осуществляется там, летать туда, проводить советы директоров и т.д.

Итак, менеджмент разобрался в структуре компании, в очередной раз сформулировал цели использования офшора и определился с затратами. Что делать дальше?

На мой взгляд, возможны три базовых стратегии. Это полный отказ от использования офшоров, сохранение существующей структуры или реструктуризация.

Если вопрос только в том, чтобы сэкономить на налогах, а необходимости в охране иностранным правом нет, то лучше воспользоваться амнистией, провести ликвидацию и вернуть все активы в Россию. В данном случае то, что вы вернете, не будет облагаться налогом. На то, чтобы это сделать, отведено два года. Если у вас простая структура, в такой срок вполне можно уложиться. Ничего сверхъестественного здесь нет.

При отказе от использования офшоров можно ликвидировать компанию и передать все имущество в Россию. В то же время можно обойтись и без ликвидации. Если в офшорной структуре у вас более 50% владения, можно безвозмездно передать имущество российской компании и после этого продать акции офшора. Сделать это несложно. И при ликвидации, и при безвозмездной передаче налог равен нулю.

Второй вариант - сохранение существующей структуры. На наш взгляд, такая стратегия имеет смысл тогда, когда вы опасаетесь за свои активы; или когда вы ведете бизнес с иностранцами, которым необходимо иностранное право; или когда у вас заложены акции в иностранном банке и вы не можете быстро выйти из этих отношений, поэтому вынуждены находиться в данной структуре. В подобных случаях вам необходимо раскрывать информацию, заниматься налогообложением по новому закону и следить за тем, чтобы не попасть в налоговые резиденты Российской Федерации (де-факто - не управляться из России).

Наконец, третья, наиболее сложная стратегия, подходит крупным российским компаниям, которые ведут бизнес за рубежом. У них центры прибыли находятся не в России, а разбросаны по миру; за рубежом есть связанные между собой операционные, торговые, финансовые компании. В этом случае, безусловно, необходимо проводить реструктуризацию.

В российском законодательстве уже прописаны принципы трансфертного ценообразования, действует концепция бенефициарного собственника. У многих возникает вопрос: зачем понадобилась еще и концепция контролируемой иностранной компании?

Россия много лет стучится в двери организации, которая называется OECD или ОЭСР - организация экономического сотрудничества и развития. Россия может стать ее членом, если будет работать по ее правилам. И концепция контролируемой иностранной компании, которую сейчас ввели, списана оттуда.

Вторая цель России, которую анонсируют по всему миру, - стремление стать финансовым центром. Если мы - потенциальный финансовый центр, то мы должны иметь такой закон. В США он был введен в 1952 году, в Германии - в 1972 году, в Великобритании - в 1986 году, в России - в 2015 году. Это тренд.

Здесь нельзя не сказать о BEPS - Base Erosion and Profit Shifting, документе, принятом ОЭСР и содержащем план из 15 пунктов. Это без преувеличения завтрашний день российских налогов. И наступит он не через тридцать лет, как произошло с концепцией контролируемой иностранной компании, а через пять-семь лет. Поэтому, когда вы будете принимать решение о выборе стратегии, планируйте на долгий срок. BEPS содержит некоторые положения, которые необходимо принимать во внимание уже сегодня. Через несколько лет они станут актуальными, и вам придется снова реструктурироваться.

Какие основные рекомендации Вы дали бы читателям?

Прежде всего необходимо проанализировать существующую структуру, ответив на ключевые вопросы, о которых я упоминал. Если вам нужен офшор, придется посчитать соотношение налогового бремени, которое на вас ляжет, и расходов на реструктуризацию. То есть поиграть с цифрами и понять, какая стратегия с точки зрения экономики является оптимальной.

Дальше с учетом плюсов и минусов определиться с выбором стратегии: полная ликвидация офшора и использование амнистии, сохранение существующей структуры или реструктуризация.

Если вы все-таки выбираете реструктуризацию, имейте в виду, что в этих отношениях больше никогда не будет конфиденциальности. Поэтому не рассчитывайте на то, что какие-то моменты можно будет скрыть. Вы, конечно, можете сегодня об этом не думать, но вы должны понимать, что ваш бизнес будет находиться в зоне риска. И не от вас зависит, когда этот риск реализуется. Поэтому стройте свою схему так, чтобы завтра ее можно было принести налоговому инспектору и все объяснить. Тогда это будет хорошая работающая схема. Любая другая схема, в которой есть место рассуждениям вроде «вот здесь мы покажем, а здесь немножко спрячем, и все будет нормально», работать не будет.

Я настоятельно рекомендую отказаться от использования грубых «серых» схем и «номиналов». С 2017 года это приведет к уголовной ответственности.

Если вам необходимо оставаться за рубежом, например, для сохранения активов или для ведения бизнеса, я посоветовал бы использовать в вашей схеме оншорные юрисдикции, например, Германию, Францию. Если, конечно, вам удастся проскочить сквозь французские налоговые органы, которые считаются одними из самых жестких в Европе.

И последнее. Если раньше я, условно говоря, мог бы сказать: есть пять схем работы через «офшоры - выбирайте любую, то сейчас, если мы говорим о реструктуризации, я так сказать не могу. Необходимо анализировать все в совокупности. И итоговое решение должно быть выбрано для конкретной компании, как костюм у портного. Коробочные продукты в этой сфере больше не продаются.

← Назад

Публикации на тему

Похожие проекты

Дело об отмене боксерского боя за титул чемпиона мира по версии WBA

Нам удалось добиться уплаты $1,85 млн в пользу российского промоутера. Победа в этом деле имела для клиента огромное репутационное значение. Кроме того, громкая судебная победа над скандальным Доном Кингом обеспечила российской промоутерской компании прекрасный PR как в России, так и за рубежом.

Спор МРСК и гарантирующего поставщика на 829 млн рублей

Нам удалось снизить требования к МРСК о взыскании стоимости потерь электроэнергии с 829 млн рублей до 19 млн рублей, или на 97,5%. Споры по электроэнергии, переданной в многоквартирные дома для обеспечения мест общего пользования, также завершились в пользу МРСК.

Спор крупной инжиниринговой компании и недобросовестного подрядчика

Нам удалось добиться отмены взыскания 350 млн рублей с крупной инжиниринговой компании. Взыскание такой суммы в пользу недобросовестного подрядчика нанесло бы клиенту значительный финансовый и репутационный ущерб.