Ru
En
Наше мнение

Только по сути

26 сентября 2019

В размере клада: в России может появиться налог с криптовалют

В банковском сообществе нашли способ легализовать криптовалюты. Для этого надо юридически признать майнинг цифровых денег аналогией оккупации имущества или кладом - в рамках существующих в мире правовых концепций. Об этом говорится в докладе о криптовалютах, подготовленном Ассоциацией банков России (есть у "Известий"). В российской юридической практике такая норма может быть закреплена в рамках понятия «вновь созданное» (включает имущество, самостоятельно произведенное гражданином, например плоды, изделия и т.д.)

Суррогатный клад

В России вопрос правовой природы цифровых активов всё еще вызывает споры, несмотря на то что криптовалюты существуют давно, отмечается в «Концепции оборота децентрализованных криптовалют» АБР. Обсуждение этого документа запланировано на 8 октября на площадке ассоциации. В документе говорится, что юридически цифровые деньги можно было бы причислить к "оккупации" или "кладу".

«В австрийском законодательстве предполагается, что лицо, которое приобретает в результате майнинга виртуальные активы, их оккупирует, то есть захватывает, становясь первым легальным их собственником. Такой подход имеет вполне рациональный правовой смысл», — подчеркивается в концепции.

Впрочем, майнинг цифровых денег в правовом смысле можно назвать находкой или кладом.

«Применяя юридическую фикцию, можно было бы утверждать, что первый обладатель криптоактивов их «нашел», поскольку получение от анонимной системы можно условно считать находкой», — говорится в документе.

Однако приобретатель цифровых денег не просто захватывает или находит их, как готовый объект. Криптовалюта возникает в результате майнинга - активности человека. Фактически он сам ее создает, пояснил автор доклада вице-президент АБР Анатолий Козлачков. Исходя из этого, в российское право криптовалюту можно ввести в рамках формулировки "вновь созданное" (включает имущество, самостоятельно произведенное гражданином, например, плоды, изделия и т.д.).

— Появятся основания считать криптовалюту вещью — с поправкой на ее цифровую природу. Тогда ее можно будет использовать в бартерных сделках, облагать налогом, как предусмотрено в соответствующем разделе НК, — заявил Анатолий Козлачков.

По его словам, в таком случае удастся одновременно избежать признания этих активов платежным средством и денежным суррогатом, добавил юрист.

Операции с виртуальными валютами должны облагаться налогом на прибыль как товарообменные сделки в НК, отмечают авторы концепции. Допуск граждан нужно осуществлять по аналогии с правилами рынка ценных бумаг и точно таким же традиционным образом — облагать налогом доходы от сделок с криптоактивами. Также в АБР предлагают обязать граждан декларировать покупку виртуальных денег. Ставка налога на прибыль в 2019 году для юридических лиц установлена в размере 20%. Из них 3% идут в федеральный бюджет, а 17% — в региональный.

Это справедливый подход, отметил партер KPMG Андрей Ермолаев. По его словам, нельзя приравнивать криптовалюты к обычным деньгам - это инвестиция, а рост стоимости бумаги всегда рассматривается как облагаемая база. По мнению исполнительного директора Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства» Елены Авакян, примером может служить немецкая модель, предполагающая выплату налога в той криптовалюте, в которой получен доход.

Запрет навредит

Центробанк всегда негативно относился к обороту криптовалют и предлагал их запретить. Позиция регулятора неизменна на протяжении нескольких лет, но есть признаки, что она стала смягчаться. В апреле на сайте ЦБ была опубликована аналитическая записка о цифровых валютах центральных банков. Из нее следует, что это «наименее рисковые и наиболее ликвидные активы, доступные широкому кругу лиц».

Авторы концепции видят опасность в запрете оборота криптоактивов. Чтобы исключить использование цифровых денег в криминальных схемах, достаточно лишить сделки с ними анонимности, говорится в документе.

Технически это возможно, рассказали «Известиям» эксперты. Вопреки расхожему мнению, самая популярная из виртуальных валют — биткоин — не анонимная, объяснил соучредитель сервиса OkayCrypt Даниэль Яворович. По его словам, вполне реально выявить все криптокошельки конкретного пользователя, что позволит по одной трансакции многое узнать о ее отправителе. Другая популярная цифровая денежная единица — эфириум — также не поддерживает анонимности. При операциях с ней можно проследить всю цепочку действий того или иного человека.

Если кошельки лишить анонимности, то виртуальные деньги станет возможным взыскивать в рамках исполнительного производства или банкротства, предлагают авторы концепции. За сокрытие подобных инструментов авторы концепции предлагают ввести уголовную ответственность. Виртуальные деньги, по их мнению, должны быть в свободном обращении и обмениваться на товары, национальную и иностранную валюту, токены и т.д.

Сейчас суды трактуют криптоактивы по-разному, напомнил адвокат Forward Legal Данил Бухарин. Бывает, они указывают, что биткоины — это имущество, которое можно продать, а иногда говорят, что незаконно даже распространение информации об использовании цифровых валют как средства платежа. Начинать регулирование стоило бы с эмитентов виртуальных валют, отметил он. Но учитывая их нахождение в иностранных юрисдикциях, а порой и полную анонимность, есть большие сомнения в возможности привлечь их к ответственности.

← Назад