Ru
En
Наше мнение

Только по сути

11 апреля 2019

Компаниям и банкам разрешили засекретить 18 видов данных из-за санкций

Правительство России определило перечень информации, которую эмитенты (компании и банки, выпускающие ценные бумаги) могут не публиковать, опасаясь западных санкций. Копия соответствующего постановления правительства от 4 апреля есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердил собеседник в аппарате правительства. Днем 11 апреля постановление было опубликовано на сайте правительства.

Перечень информации, которую эмитенты имеют право не раскрывать  ли раскрывать в ограниченном объеме, состоит из 18 пунктов, среди них - ключевые данные - о руководстве, активах, структуре владения и др.

В обосновании к документу говорится, что в условиях западного давления новые правила позволяют компаниям оперативно реагировать на расширение санкционных списков и вывести из-под удара своих контрагентов (партнеров), попавших под санкции. Это связано с угрозой "вторичных санкций": с момента принятия в 2017 году американского закона CAATSA компании из третьих стран, сотрудничающие с лицами под санкциями, сами могут попасть под американские ограничения.

О том, что правительство готовит подобный список, на прошлой неделе рассказала директор департамента корпоративных отношений Банка России Елена Курицына. Постановление принято в соответствии с поправками к закону "О рынке ценных бумаг", вступившими в силу в январе этого года. Цель нового правительственного акта - определить "достаточно четко перечень информации, которую можно закрывать, а не просто дать возможность эмитенту закрывать вообще все", пояснила представитель ЦБ. Согласно закону обязанность раскрывать эти данные перед регулятором с эмитентов не снимается.

В каких случаях компании могут не раскрывать данные

Правительство разрешает компании или банку не публиковать вышеуказанные данные, если:

  • они раскрывают информацию о лице под санкциями, которая может способствовать введению западных ограничений против самого эмитента или других лиц;
  • компания сама находится под санкциями;
  • если эмитент - банк, работающий с гособоронзаказом ( в первую очередь это Промсвязьбанк, на базе которого правительство создало спецбанк для работы с оборонным сектором, а также другие кредитные организации, имеющие статус уполномоченных. Их список засекречен с осени 2017 года, о продолжении работы с оборонкой, в частности, заявлял Новикомбанк);
  • публикация информации раскрывает детали сделки, связанной с оборонным заказом или военно-техническим сотрудничеством;
  • информация касается сотрудника компании, находящегося под санкциями, либо банка, обслуживающего ОПК.

Какие данные российские власти закрыли прежде

Решения российского правительства во многом обусловлены фактическим расширением американского санкционного режима на граждан и организации из третьих стран в соответствии с CAATSA, сказал РБК глава французского отделения британской консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин. "Юристы трактую это самым консервативным образом, то есть то, что запрещено американским лицам изначально, теперь запрещено и всем другим. Главные проигравшие - инвесторы (акционеры и кредиторы) организаций, которые будут пользоваться такими новыми правилами даже в том случае, когда риск санкций неочевиден", - указывает он.

После принятия в США осенью 2017 года закона о возможности "вторичных" санкций российское правительство выпустило несколько постановлений, дающих компаниям и банкам право не раскрывать часть информации. Так, в январе 2018 года вышло постановление, освобождающее компании от обязанности раскрывать информацию о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, если они затрагивают оборонно-промышленный комплекс или касаются санкционных лиц (новый документ его отменяет).

В феврале прошлого года ЦБ сообщал, что ведет работу по ограничению доступа к сведениям, которые можно использовать для выявления связей между банками и попавшими под санкции лицами. В разъяснениях для Ассоциации банков России регулятор указывал, что "еще до принятия соответствующих законодательных изменений" с сайта ЦБ был удален "перечень уполномоченных банков, осуществляющих банковское сопровождение сделок по ГОЗ (гособоронзаказу), а также исключена информация о включенных в санкционные списки (SDN) российских юридических и физических лицах, под контролем либо значительным влиянием которых находятся кредитные организации".

На российские инициативы по сокрытию информации обратили внимание власти США. "Чтобы оградить российских граждан и компании от эффектов финансовых санкций, правительство России ослабило некоторые требования к раскрытию информации, что привело к снижению прозрачности", - отмечало бюро по международной борьбе с наркотиками (занимается также борьбой с отмыванием денег) Госдепартамента США в отчете в конце марта.

Какую информацию можно не раскрывать в соответствии с постановлением от 4 апреля:

  • о руководстве компании;
  • о сделках, совершенных компанией;
  • о структуре владения (холдинги, дочерние и материнские общества);
  • об акционерах (миноритарных и мажоритарных);
  • о партнерах компании по хозяйственной деятельности;
  • о финансовых вложениях компании;
  • о принимаемых компанией рисках и их оценке;
  • о корпоративных спорах;
  • о контрагентах фирмы, включая их географическую и отраслевую структуру.

Кредитные организации (банки и небанковские кредитные организации) имеют право также не раскрывать сведения:

  • об операциях в иностранной валюте;
  • о распределении средств на счетах в зависимости от типа клиентов;
  • о сегментах своей деятельности (например, розница, корпоративные услуги, инвестиционные услуги и так далее).

Какая информация уже не раскрывается

  • С сайта ЦБ исчезла информация о том, кто контролирует Еврофинанс Моснарбанк ( в марте попал под санкции США за поддержку венесуэльских властей).
  • С сайта регулятора убрали упоминание об участии попавшего под санкции США Виктора Вексельберга в акционерном капитале двух банков.
  • Банк "Союз" перестал раскрывать информацию об акционерах (миноритарный пакет принадлежит попавшему под санкции миллиардеру Олегу Дерипаске).
  • На сайте "Ингосстраха", совладельцем которого является Олег Дерписка, недоступна информация об акционерах.
  • Попавшая под американские санкции группа ГАЗ с февраля 2019 года отказывается раскрывать финансовую отчетность.
  • Банки ВБРР и Новикомбанк не раскрывают схему контролирующих лиц.
  • Крымский банк РНКБ (находится под санкциями) перестал раскрывать в своих финансовых отчетах с середины 2018 года сведения о банковских счетах, заемных средствах, кредиторской задолженности, составе директоров "в соответствии с актом правительства".

Что это значит для инвесторов

Эксперты называют три ключевых последствия решения российских властей.

  • Во-первых, вероятно существенное расширение закрываемой информации.

Теперь в качестве законного повода закрыть доступ к информации, по сути дела, может рассматриваться "любое взаимодействие с подсанкционными лицами, их участие в капитале или в операционном руководстве, контакты с российскими госорганами и госпредприятиями, как-либо связанными с гособоронзаказом, или вообще силовыми ведомствами", считает Волошин. "Даже если подсанкционное лицо выступает миноритарием компании, вся отчетность по структуре ее капитала (как в случае с банком "Союз" или "Ингосстрахом". - РБК) может изыматься", - подчеркивает эксперт.

  • Во-вторых, инвесторы теряют возможность адекватно оценить стоимость таких компаний.

Для инвесторов главный риск новых правил раскрытия информации - невозможность адекватно оценить стоимость фирмы, а для потенциальных деловых партнеров - опасность начать бзнес с компанией в предбанкротном состоянии, говорит адвокат Forward Legal Александр Филатов. "Теперь на принятие инвестиционных решений и совершение сделок может уходить больше времени и сил, - рассуждает он. - А значит, рынок будет замедляться, объем операций падать".

  • В-третьих, возникает риск роста волатильности котировок ценных бумаг.

При ограничении доступа инвесторов к информации больше опасности для котировок крупных компаний начинают представлять слухи инсайд, считает управляющий партнер компании "УК "Право и Бизнес" Александр Пахомов. "Иннесторы склонны остро реагировать на любую информацию об эмитенте, а чем выше поднимается завеса секретности, тем острее реакция. Финасовому положению эмитента и его контрагентов это может нанести урон больший, чем санкции", - добавляет он, приводя в пример взлеты и падения котировок "Русала" и En+ на новостях о введении или намерении снять санкции.

Впрочем, инвестиционный стратег "БКС Премьер" Александр Бахтин считает, что крупные  игроки едва ли будут активно пользоваться инструментами сокрытия информации, поскольку ограничения не так страшны для них, как уход с рынков. "Это все нужно скорее для нишевых историй, для компаний, которым попасть под санкции страшнее, чем лишиться притока ликвидности с открытого рынка", - заключает он.

← Назад